Взгляд
9 апреля, четверг  |  Последнее обновление — 14:22  |  vz.ru
Разделы

Миграционная политика России становится осознанной

Глеб Простаков, журналист
Один из вопросов, которые ставит перед Россией обновленная «новая нормальность», звучит так: нужны ли падающей экономике мигранты? По разным оценкам, в России одновременно пребывают до 12 млн мигрантов – цифра, сравнимая с населением Москвы. Подробности...

Традиция должна стать нашей реальной идеологией

Борис Межуев, политолог
Слава Богу, что антипрививочники не победили сторонников советского вакцинирования. Но это только в одной этой области, а в скольких других торжествуют инноваторы? Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

Настало время вцепиться в социальные нормы

Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
У нас сейчас та ситуация, когда в социальные нормы нужно вцепиться двумя руками и не отпускать их. Потому что если мы их потеряем, то и здоровье психики населения изрядно просядет, а этот парень из Рязанской области окажется только первой ласточкой. Подробности...
Обсуждение: 32 комментария

    Лучшие образцы флешмоба «Изоизоляция»

    Более двухсот тысяч россиян приняли участие во флешмобе «Изоизоляция» в соцсетях. Участники акции, коротая время в самоизоляции, позируют как герои картин известных художников. К примеру, эта девушка изобразила Офелию с полотна Джона Эверетта Милле
    Подробности...

    Как полиция следит за соблюдением карантина по коронавирусу в разных странах

    Полиция по всему миру несет службу в особом режиме из-за коронавируса. В то время, как в странах Европы, Азии и Латинской Америки обычные люди обязаны сидеть на карантине, стражи порядка следят за его исполнением. В Италии полицейским помогают дроны
    Подробности...

    Коронавирус увеличил социальную дистанцию между людьми

    В числе основных мер борьбы с распространением нового коронавируса специалисты Всемирной организации здравоохранения назвали увеличение социальной дистанции. Риск заражения сильно снижается, если между людьми сохраняется расстояние более метра. Власти большинства стран прислушались – и призвали граждан сделать так же
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Список лекарств для лечения коронавируса у взрослых расширили

        Главная тема


        Врач Муслим Муслимов: Пациенты делятся на три категории

        речь президента


        Песков прокомментировал фразу Путина о печенегах и половцах

        «никогда даже не думали»


        Премьер Италии оскорбился домыслами о «политической подоплеке» помощи от России

        европейское хранилище газа


        Украина объявила о готовности к остановке транзита российского газа

        Видео

        победа над коронавирусом


        Путин поделился с россиянами уверенностью

        крик в пустоту


        Идею отобрать Крым у России похоронит ее автор

        управление государством


        Коронавирус оставил Британию без лидера

        выход на улицу


        Москвичей предостерегли от главной ошибки самоизоляции

        Меры контроля


        Сергей Худиев: QR-код – это еще не печать Антихриста

        Авторитет подорван


        Сергей Мардан: Эффективный Китай выигрывает у бессильного Запада

        Мир сходит с ума?


        Анна Долгарева: Настало время вцепиться в социальные нормы

        викторина


        В чем российские женщины опередили весь мир?

        на ваш взгляд


        Должна ли Россия помогать другим странам в борьбе с коронавирусом?

        Что ждет газовый рынок Европы в ближайшее время

        2008 год. Это театрализованное представление – протест с требованием закрыть месторождение Гронинген. Теперь мечта экологов сбылась сама собой   4 марта 2019, 11:06
        Фото: Piroschka Van De Wouw/Reuters
        Текст: Алексей Анпилогов

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Гигантское газовое месторождение Гронинген, расположенное в Нидерландах, иссякло. Это событие имеет важнейшее значение не только для всей Европы. Дефицит голубого топлива в Евросоюзе по прогнозам будет все более нарастать. Как это сочетается с переходом европейцев на возобновляемые источники энергии и как происходящее выглядит с точки зрения России?

        Согласно годовому отчёту голландского национального газового оператора GasTerra, Нидерланды в 2018 году впервые с начала 1960-х годов стали чистым импортёром природного газа. Это связано с глобальным истощением месторождений газового бассейна Гронинген, который был открыт на дне Северного моря ещё в 1959 году, а введен в промышленную эксплуатацию в 1963-м.

        Отмеченный в отчёте «конец газа» в Нидерландах лишь часть общеевропейского процесса истощения угольных, нефтяных и газовых месторождений. К 2018 году единственным европейским экспортёром нефти и газа осталась Норвегия, а угля – Польша. Все остальные европейские страны (за исключением стран СНГ) уже перешли к импорту минеральных топлив. А общий энергетический дефицит Европы достиг в 2017 году громадной цифры в 760 млн тонн нефтяного эквивалента (ТНЭ), что составляет около 45% от общего потребления первичной энергии в Евросоюзе – 1689 млн ТНЭ (согласно данным статистического отчёта BP Energy Outlook 2018).

        Уже в ближайшем будущем Европе надо будет радикально наращивать импорт природного газа, так как все проекты возобновляемой энергетики не позволяют заместить выпадающие объёмы энергии минеральных топлив.

        Европа: взгляд с высоты «птичьего полёта»

        Население Европы (в рамках ЕС) по состоянию на 2017 год составило около 512 миллионов жителей. Если к этой цифре добавить ещё и ряд мелких, не вошедших в ЕС стран в Скандинавии, на Балканах и в центре Европы, то мы выйдем на цифру в 550 миллионов. Это составляет около 40% от нынешнего населения Китая, самой населённой страны мира. Кроме того, Европа наряду с Индией, Нигерией, Индонезией, востоком Китая и побережьями США и Бразилии – это один из наиболее заселённых регионов мира.

        Европейский союз является третьим по величине потребителем первичной энергии в мире.

        В 2017 году энергопотребление ЕС составило 1689 млн ТНЭ, что эквивалентно 13% мирового потребления первичной энергии. Исторически потребление энергии в ЕС на душу населения было максимальным перед началом кризиса 2008 года и составило 3,71 ТНЭ в 2006 году. Это достаточно высокий уровень. Для сравнения: в Китае в 2017 году, несмотря на его долю в 23% от мирового энергетического пирога и первое место по общему потреблению энергии, удельное её потребление составило лишь 2,14 ТНЭ. Выше, чем в Евросоюзе, энергопотребление лишь в США (6,87 ТНЭ на душу) и в традиционно потребляющих большое количество тепловой энергии северных странах – например, в России (4,83 ТНЭ) и Канаде (9,5 ТНЭ). Эта величина имеет весьма выраженную дифференциацию по странам: если для Германии в 2017 году этот показатель составлял 3,86 ТНЭ, для Франции – 3,61 ТНЭ, то для Великобритании – 2,72 ТНЭ, для Польши – 2,71 ТНЭ, для Португалии – 2,23 ТНЭ, а для Румынии – 1,69 ТНЭ, что весьма неплохо отражает разницу в уровне жизни и в подушевом ВВП разных стран Евросоюза.

        Таким образом, к настоящему времени Европа прочно сидит на газовой, нефтяной и угольной иглах, каждая из которых вполне может быть внезапно отключена. Например, в связи с резким изменением международной обстановки. Для Европы такое отключение приведёт не только к экономическому кризису, но и к радикальному слому существующего миропорядка, ставшего привычным за два прошедших «золотых» века Европы, когда этот субконтинент купался в энергетическом изобилии.

        Для России же это означает, что на своих западных границах она имеет «второй Китай» по населению и уровню потребления энергии, который вряд ли добровольно откажется от созданного за «тучные» XIX и ХХ века экономического, социального и культурного уклада.

        Газовая пауза закончилась, расходимся? Как бы не так!

        Газовый дефицит, который возник в Европе ещё в начале 1970-х годов и окончательно оформился в постоянный фактор к середине 1990-х, можно уже воспринимать как «хроническую болезнь», выхода из которой для Европы не видно. При этом, на первый взгляд, с таким существенным газовым импортом можно вполне комфортно жить, ведь общеевропейская недостача газа составляет лишь около 180 млн ТНЭ, в то время как дефицит нефти достигает 480 млн ТНЭ в год, а ещё на 120 млн ТНЭ импортируется угля.

        Проблема газового дефицита Европы иная – это его постоянный и теперь уже слабоуправляемый рост. Кроме падения собственной добычи европейского газа, наглядным примером чего является исчерпание голландского бассейна Гронинген,

        вторым фактором роста газового дефицита является практически запрограммированный переход Европы к более значительному потреблению голубого топлива.

        Для начала этот процесс задаётся сразу несколькими энергетическими инициативами стран Евросоюза. В частности, можно упомянуть планы Германии об отказе от угольной генерации вдобавок к уже однозначному отказу от использования АЭС. Нужно вспомнить провальную французскую эпопею с переходом на атомные реакторы IV поколения (которая, хотя и «счастливо» закончилась вводом в строй первого блока с новым реактором EPR-1600 в КНР в конце прошлого года, тем не менее задала массу неприятных вопросов в части модернизации собственных французских АЭС).

        Ещё одним существенным фактором увеличения газового дефицита, как ни странно, является сама европейская энергетическая стратегия, которая подразумевает массированный переход на возобновляемые источники энергии (ВИЭ), в частности ветер и солнце. Проблема ветряных и солнечных ВИЭ – в их непостоянстве. Метеопрогноз не может гарантировать точное предсказание уровня генерации электроэнергии на ветряках и солнечных батареях, в силу чего «поддерживать штаны» возобновляемой энергетики приходится чуть ли не в реальном времени, в минутном графике. Для этих целей угольные или атомные энергоблоки не подходят – их генерацию меняют в часовом или даже суточном графике. А вот газовые турбины оказываются практически идеальным дополнением к ВИЭ, так как могут стартовать или останавливать свою генерацию практически мгновенно.

        Как следствие, внезапно оказывается, что природный газ ещё «живее всех живых». Планировавшийся в качестве «газовой паузы» краткий период между нефтяной эрой и торжеством мирного атома и термоядерной энергии явно затягивается. И Европа оказывается в положении «газовой падчерицы», не имеющей толкового газового наследства в своих недрах – при немалых аппетитах по-прежнему ходить на балы в хрустальных туфельках устроенной и богатой жизни.

        Ну а теперь цифры

        Чего же можно ожидать в самое ближайшее время, в перспективе пяти–десяти лет, на европейском газовом рынке?

        Согласно большинству оценок, потребление газа в Евросоюзе к 2025 году дотянется до 500 млрд кубометров в год, а для «большой» Европы может перешагнуть отметку в 550 млрд кубометров. К 2022 году в рамках инерционного сценария импорт природного газа Европой увеличится до 290 млрд кубометров газа в год, что соответствует относительному росту на 45%!

        Как-то обуздать рост импорта не получается: за тот же самый период, по самым консервативным оценкам, внутри самого ЕС «исчезнет» около 36 млрд кубометров газа, в первую очередь за счёт исчерпания старых месторождений.

        Нет надежды и на последнего европейского экспортёра природного газа Норвегию – эта страна вот уже несколько лет балансирует на плато добычи в 117 млрд кубометров газа в год, и каких-либо новых месторождений нет и в помине. Единственный крупный перспективный газовый объект в распоряжении Норвегии – это так называемый свод Федынского, который расположен в «серой» приграничной зоне шельфа Баренцева моря, разграниченной по соглашению России и Норвегии в 2011 году. Однако согласно тому же договору приступить к разработке свода Федынского без участия России Норвегия не может. Впрочем, даже в случае успешного освоения этой структуры, чьи запасы могут оказаться даже больше запасов Штокмановского месторождения, Норвегии и России потребуется не один год для создания газодобывающего комплекса в высоких широтах.

        Фактически в распоряжении Европы и ЕС остаётся лишь один надёжный поставщик природного газа, который может быстро нарастить объёмы экспорта, – российский Газпром. Сомнений в этом нет практически никаких: в 2015 году Газпром поставил в Европу и Турцию 159 млрд кубометров газа, а уже в 2017 году объём российских поставок перевалил за 192 млрд кубометров. Конечно, какую-то долю смогут обеспечить и российские и американские поставки сжиженного природного газа (СПГ), но этот газ принципиально дороже трубопроводного.

        Такой рост сразу же отразился на загрузке экспортных трубопроводов: если ещё в 2016 году основные российские экспортные мощности, по данным сайта transparency.entsog.eu, были загружены на 65%, то к 2017 году их загрузка поднялась до 75%. В 2018 году и вовсе произошло показательное «чудо»: через трубопровод «Северный поток» при его номинальной мощности в 55 млрд кубометров газа в год Газпром прокачал 57 млрд кубометров.

        Как говорил известный персонаж шуточного российского фильма: «жить захочешь – и не так раскорячишься». Европе предстоит интересное десятилетие: уже в конце этого года официально истекает договор на украинский транзит, вокруг «Северного потока – 2» идёт постоянная политическая возня, американский сланцевый газ всё никак не доплывёт до Европы...

        В общем, нынешний газовый дефицит – это пока что зарницы перед настоящей бурей.

        Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............