Взгляд
25 июня, вторник  |  Последнее обновление — 18:02  |  vz.ru
Разделы

Краткая хрестоматия американской синофобии

Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
У России нет другого выбора, кроме упрочения собственного суверенитета и формирования третьего центра силы в мире. Иначе мы станем просто ареной прокси-противостояния Китая и США. А это противостояние уже началось. Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев

«Патриарх» Филарет может стать первым в истории «дважды анафемой»

Сергей Худиев, публицист, богослов
Происходящее делает и без того призрачные шансы на признание ПЦУ православным миром и вовсе исчезающими. И напоминает православным людям известную строчку из псалма: «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его». Подробности...
Обсуждение: 8 комментариев

Дело сестер Хачатурян ставит общество перед непростым выбором

Петр Акопов, заместитель главного редактора газеты ВЗГЛЯД
Дело сестер Хачатурян будоражит страну, многие требуют вообще не судить их, а сразу признать жертвами их отца и вообще заняться проблемой домашнего насилия. Но признание убийства допустимым ответом на насилие в семье открывает ящик Пандоры. Подробности...
Обсуждение: 55 комментариев

    Беспилотник-разведчик в виде совы создали в России

    В России создан военный беспилотник в виде полярной совы. Новинку показали на форуме «Армия-2019». Среди главных достоинств дрона – незаметность. Кроме того, для своего небольшого веса он обладает серьезной технической начинкой
    Подробности...

    Во французском Ле-Бурже открылся международный авиасалон

    Во Франции стартовал международный аэрокосмический салон «Ле-Бурже – 2019». В мероприятии примут участие 48 стран и более 300 тыс. человек. Шире всего в Ле-Бурже будут представлены разработки компаний из Франции, США, Германии, Британии, Италии, Израиля и России
    Подробности...

    Чернобыль переживает туристический бум

    После выхода британского мини-сериала «Чернобыль» поток туристов в Чернобыльскую зону отчуждения вырос в разы. В Припять массово возят групповые экскурсии, а в соцсетях можно найти тысячи фотографий посетителей Зоны
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Захарова связала провокацию в Тбилиси с противодействием России в ПАСЕ

        Главная тема


        Выявилась бесчеловечная суть грузинских претензий к России

        не выполнили KPI


        Топ-менеджеры «Аэрофлота» наказаны из-за катастрофы «Суперджета»

        алкоголь и фрукты


        Экс-глава МИД Грузии: Россия объявила нам экономическую войну

        «ничего своего»


        Украину высмеяли за размещение Вернадского на новой купюре

        Видео

        простые люди


        Оставшиеся в Грузии российские туристы рассказали, как к ним относятся

        спекуляция на горе


        Зачем каждому украинцу пообещали по 3 тысячи евро от России

        провал украинизации


        Украина продолжает говорить по-русски

        нетривиальный способ


        Почему американцы и европейцы не поедут отдыхать в Грузию

        викторина


        Каким был первый день великой войны?

        Возвращение домой


        Дмитрий Юрьев: Кому нужны русские

        Перманентный кризис


        Глеб Простаков: Украину ждет длинная зима

        Выборочная ненависть


        Соколов-Митрич: Иллюзия грузинской русофобии

        на ваш взгляд


        Вы будете бойкотировать грузинские товары после антироссийских выступлений в Тбилиси?


        Андрей Тесля

        Серебряный век – это про нищих наследников великой культуры

        Андрей Тесля
        кандидат философских наук
        11 октября 2018, 23:10

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Серебряный век русской культуры – сами эти слова звучат переливчатым звоном для культурного уха. Это последний отсвет великой культуры перед погружением во тьму века железного.

        Не случайно само название «серебряного века» утвердилось за этим периодом весьма поздно – и столь крепко прижилось в советской культуре. Последняя находила в нем все то, чего была лишена в своем повседневном существовании. Там были прекрасные бесполезные стихи, полные сложных аллюзий, высоких слов и духовного напряжения. Там были споры о Боге, о новом человеке, о Третьем завете. Там была «Бродячая собака», «Золотое Руно» и «Путь».

        В действительности все было несколько иначе. Так, споры о Боге упорно сводились к религиозной общественности, а последняя была нужна постольку, поскольку указывала светлый путь в социалистическое будущее, в которое, на взгляд пророков, не мог привести позитивистский марксизм. Все это сопровождалось крайней экзальтацией и страстным желанием установить тождество между чашей Диониса и чашей Христа.

        Нити, которые связывали Серебряный век с последующим, в дальнейшем старательно забывались. Он превращался в идеальный финал, а не в начало той реальности, в которой вынуждены были существовать воспевающие его.

        «Серебряный век» Владимира Соловьева был про Тютчева, Фета, Полонского. Был про тех, кто лишен классической ясности, живет в тенях и оттенках смыслов – про вечер и ночь.

        Фото: Рамон Касас, 1899

        Серебряный век в том смысле, который утвердился полвека спустя, – история про нищих наследников великой культуры. Это не про личное, не про индивидуальное – это история про перевод старых больших смыслов на язык наступающей массовой культуры.

        Языком плаката и лозунгов заговорил не Маяковский – за десятилетия до него этим языком стал писать роман Мережковский, уверенный в том, что если говорить о «двух безднах» или поминать на каждой странице Бога, то это величественно и возвышенно. В том, что разговор «о высоком» требует заглавных букв, высокого слога и скорбного выражения лица.

        Собственно, Серебряный век – это про газету. Про приход массового читателя, которому все нужно объяснять «на пальцах».

        Но это – не про перевод. Авторы этого века, из тех, что оказались успешны, сами не только говорили, но и мыслили на этом языке. Он был их собственным – и они твердо верили, что большие слова сообщают большие смыслы. И грохот, создаваемый в одном абзаце, слышался им сродни светопреставлению.

        Им всем мерещился Апокалипсис. И в общем для них – в смысле их места в истории – было большим везением, что апокалипсис действительно состоялся, придав их словам силу реальности. Если представить на мгновение, что 1917-го и последующих не случилось, то их громкие слова превращаются в пустую игру и пошлость.

        Революция их сделала настоящими. Никто из них всерьез не собирался умирать или отправляться в изгнание. Они как люди оказались зачастую гораздо лучше своих текстов. Они оказались настоящими и тем самым придали отблеск подлинности тому, что писали.

        Если бы Серебряный век продолжился дальше, он превратился бы в любопытную, во многом курьезную местную историю, породившую несколько прекрасных текстов, груды мусора, бездарно прожитые жизни – в ощущении титанического значения собственной личности.

        Но он попал на переломный момент русской истории. И то, что было пустыми восклицаниями, зазвучало пророчествами. Когда он наложился на революцию, то вырос до эпохального и его глубинная пошлость стала незаметна – или, точнее, замечаема с неловкостью. Ее стали списывать на особенности языка, который способен оправдать всё.

        «Пошлость» – наравне с «мещанством» – одно из ключевых слов этой эпохи, излюбленное теми, кто числит себя в ее наследниках. Но ведь самое пошлое из всего, что можно вообразить, – это борьба с пошлостью, на которую столько сил потратил Набоков, закономерно любимый автор русской интеллигенции.

        Борьба с пошлостью есть по существу реинкарнация главного романтического конфликта между действительностью и идеалом. Но если у романтиков конфликт заканчивался гибелью главного героя – мир в своей повседневности оказывался несовместимым с человеком, то Серебряный век нашел способ выжить – проложить между собой и действительностью как можно больше громких слов. И при этом зачастую умудрялся верить в собственное бессмертие – вполне всерьез полагая, что в его лице жизнь победила смерть неизвестным науке способом, что собственный конец будет и концом всего мира, следовательно, конца не будет – из времени они шагнут прямо в вечность.

        Это представление о собственной исключительности – для которой не писаны законы, которая сама определяет реальность и способы жить. Причем не в смысле своего пути, а в том, что в начале было твое собственное слово – со всеми вытекающими из него последствиями.

        Это история про то, как играючи создаются миры и реальности, законы и нормы, как воображением нового салонного демиурга созидается новый мир, в котором у вас все есть и вам за это ничего не будет. Собственно, об этом лучше написал Ходасевич в «Конце Ренаты» – идеальный самокритик Серебряного века, выстраивавший себя в сознательной противоположности ему.

        Люди Серебряного века воспевали тонкий вкус, точнее, тех, кто им обладает. Кажется, это прямая противоположность хорошего вкуса, ведь его это должно интересовать в последнюю очередь. Впрочем, всякий разговор о хорошем или тонком вкусе уже отдает пошлостью, и тем мы приносим свою дань Серебряному веку.

        Впрочем, на него можно взглянуть иначе – и увидеть в нем благое. Если вслед за Юргановым понять его как способ производства модерной личности, как историю про формирование автономии, ощупывание/нащупывание границ себя в новой субъектности. Тогда он – не про форму и изящество, а про техники создания себя.

        И в этом смысле мы наследуем Серебряному веку как не можем, при всем желании, стать наследниками Золотого, поскольку он – про дворянство, про врожденную иерархию, а не про то, что иерархия определяется личностью, следовательно, переопределяется в процессе проживания жизни.

        (в соавторстве с Владасом Повилайтисом)


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Краткая хрестоматия американской синофобии

        Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
        У России нет другого выбора, кроме упрочения собственного суверенитета и формирования третьего центра силы в мире. Иначе мы станем просто ареной прокси-противостояния Китая и США. А это противостояние уже началось. Подробности...

        «Патриарх» Филарет может стать первым в истории «дважды анафемой»

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        Происходящее делает и без того призрачные шансы на признание ПЦУ православным миром и вовсе исчезающими. И напоминает православным людям известную строчку из псалма: «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его». Подробности...
        Обсуждение: 7 комментариев

        Дело сестер Хачатурян ставит общество перед непростым выбором

        Петр Акопов, заместитель главного редактора газеты ВЗГЛЯД
        Дело сестер Хачатурян будоражит страну, многие требуют вообще не судить их, а сразу признать жертвами их отца и вообще заняться проблемой домашнего насилия. Но признание убийства допустимым ответом на насилие в семье открывает ящик Пандоры. Подробности...
        Обсуждение: 44 комментария

        Кому нужны русские

        Дмитрий Юрьев, политолог
        Есть только один ответ на вопрос, кому нужны русские. России они нужны. Равно как и Россия нужна русским – здесь и во всем мире. Родной Русский Дом – со всегда распахнутыми для них дверями. Подробности...
        Обсуждение: 44 комментария

        Кибервойны как новая реальность

        Валерий Коровин, директор Центра геополитических экспертиз
        Уже давно понятно, что государства можно захватывать без обычного оружия: с помощью одних лишь сетей – как офлайн, так и онлайн. Но, пожалуй, никогда еще о кибервойнах не говорили всерьез и на очень высоком уровне. И вот – началось. Подробности...
        Обсуждение: 16 комментариев

        Украину ждет длинная зима

        Глеб Простаков, журналист
        Альтернативы российскому газу у Украины нет. Это с одной стороны. С другой – затягивается строительство «Северного потока». А значит, договариваться о транзите российского газа в Европу Киеву и Москве все же придется. Подробности...
        Обсуждение: 28 комментариев

        Иллюзии грузинской русофобии

        Дмитрий Соколов-Митрич, журналист, писатель
        Как говорил поэт Владимир Уфлянд, «народ есть некий интеграл отдельных личностей, которых Бог не зря собрал в таком количестве». И либо вы этот интеграл принимаете целиком, либо не принимаете вообще. Второй вариант называется русофобией. Подробности...
        Обсуждение: 47 комментариев

        Армия делает из раздолбаев – граждан

        Сергей Мардан, публицист
        64 процента жителей России считают службу в армии обязательной для всех мужчин. Похоже, наше общество наконец выздоровело. Потому что нет ничего естественнее для мужчины, чем форма и погоны. Подробности...
        Обсуждение: 119 комментариев

        Как накормить мир русским пельменем

        Антон Крылов, журналист
        С русской кухней пока что всё очень сложно. В Москве на один ресторан русской кухни – несколько десятков иностранных. А между тем национальная кухня – один из важнейших элементов национальной культуры – и внутри страны, и снаружи. Подробности...
        Обсуждение: 82 комментария

        События в Тбилиси – это выписка из медкарты

        Евгений Крутиков, военный эксперт
        Депутату Гаврилову повезло, он не говорит по-грузински. Иначе его воспоминания о посещении древнего Тбилиси, центр которого озверевшая толпа теперь готова снести в щебенку, были бы еще более трогательными. Подробности...
        Обсуждение: 72 комментария
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............