Взгляд
29 января, среда  |  Последнее обновление — 20:36  |  vz.ru
Разделы

Мы не хотим, чтобы нам хамили за наши деньги

Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
Если сейчас чувашский губер слетит со своего места – это будет первый случай, когда гражданское, в полном смысле этого слова, общество сказало: «хватит». Подробности...
Обсуждение: 23 комментария

На самом деле Чехов ненавидел интеллигенцию

Владимир Можегов, публицист
Русская литература в своем нравственном горении, быть может, единственная христианская литература нового времени, кончается с Чеховым и декадентами, как интеллигенция кончается с Лениным. Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

Это не либерализм, а просто какая-то социопатия

Сергей Худиев, публицист, богослов
Ну да, гадость какая-то, неприятно, но мы же должны быть за свободу, разве не так? Нет, конечно, не так. Здесь речь не о свободе. А о разрушении тех основ человеческого общежития, которые только и делают свободу возможной. Подробности...
Обсуждение: 50 комментариев

    НАСА презентовало первый в истории МКС модуль для космического туризма

    НАСА обнародовало планы по доставке на МКС первого в истории коммерческого модуля, предназначенного, в первую очередь, для космических туристов. Американское агентство также считает, что этот модуль поможет подготовке будущих миссий на Луну и Марс
    Подробности...

    Подаренное Эрдоганом зеркало привело Меркель в восторг

    На церемонии открытия немецкого университета в Стамбуле Реджеп Тайип Эрдоган подарил Ангеле Меркель изящное инкрустированное зеркало. Подобные зеркала в дорогой оправе использовались во дворцах султанов и символизируют силу и богатство. Подарок вызвал у канцлера бурные эмоции
    Подробности...
    Обсуждение: 4 комментария

    Путин открыл в Израиле памятник героям блокадного Ленинграда

    Лидеры России и Израиля Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху открыли в Иерусалиме монумент «Свеча памяти», посвященный защитникам и жителям блокадного Ленинграда. Памятник, который представляет собой 9-метровую стелу, стал одним из крупнейших мемориалов в еврейском государстве
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Путин помиловал израильтянку Иссахар

        Главная тема


        Путин восстановит единство российской власти

        подготовка провокации


        В Киеве захотели отправить в «марш на Крым» тех, «кто уже пожил»

        контакты с террористами


        В Грузии заявили о связи Саакашвили с «Исламским государством»

        замещение импортера


        Лукашенко поручил начать переговоры с Казахстаном о поставках нефти

        Видео

        ближний восток


        «Сделка века» от Трампа действительно грандиозна

        поправки в конституцию


        Путин готовит Россию к смене президента

        переписывание истории


        Исторические невежество Зеленского нужно использовать во благо

        «подарки Шеварднадзе»


        Разрыв ущербного договора грозит новым конфликтом между Россией и США

        Свобода возможностей


        Сергей Худиев: Это не либерализм, а просто какая-то социопатия

        160 лет Чехову


        Владимир Можегов: На самом деле Чехов ненавидел интеллигенцию

        Публичное разоблачение


        Игорь Мальцев: Мы не хотим, чтобы нам хамили за наши деньги

        викторина


        Как отмечают Новый год народы России?

        на ваш взгляд


        Боитесь ли вы эпидемии, вызванной коронавирусом?


        Владас Повилайтис

        Почему русский либерал стал охранителем

        Владас Повилайтис
        доктор философских наук, БФУ имени И. Канта
        13 ноября 2018, 09:50

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Двести лет назад родился первый и едва ли не единственный представитель четвертой власти в России. Прочие стремились к ней – он обладал. Михаила Никифоровича Каткова к концу жизни называли «государственным человеком без государственной должности», что было высшим признанием его достижений. Ведь, как правило, статус человека определялся его должностью – с утратой которой он утрачивал и всякое значение – даже министр в отставке производил обычно довольно жалкое впечатление.

        В случае Каткова все было наоборот – редактор одной, пусть и довольно большой, газеты, издающейся к тому же не в столице, стал именно в качестве редактора одним из влиятельнейших лиц империи, с чьими суждениями, выраженными в передовицах, вынуждены были считаться министры и губернаторы.

        Объяснение этого исключительного положения – в том, что он не был ни отражением господствующих суждений, ни велений власти – а, напротив, во многом направлял или, по меньшей мере, влиял на них.

        Но он заплатил за это довольно большую цену – уже с 60-х годов, когда сам был вполне либералом и конституционалистом, подвергнут со стороны «передовой общественности» остракизму и имя его стало синонимом едва ли не всего гнусного и темного в России.

        Журнал, им созданный, «Русский Вестник», почитался уже с начала 1860-х органом практически реакционным – и это при том, что в нем печаталось на протяжении десятилетий практически все лучшее, что за эти годы было создано в русской литературе – от «Войны и мира» и «Анны Карениной» Толстого до «Соборян» Лескова, «Преступления и наказания», «Бесов», «Идиота» и «Братьев Карамазовых» Достоевского, «Отцов и детей» и «Дыма» Тургенева, не говоря о романах Писемского или Леонтьева, стихах Фета.

        Фото: Александр Лебедев

        А Владимир Соловьев был его корреспондентом с театра Русско-турецкой войны – правда, весьма неудачным, следует признать – но в этом не было вины Михаила Никифоровича, который зла на своего корреспондента не держал и с того же года публиковал на страницах своего журнала его докторскую диссертацию «Критика отвлеченных начал», составившую эпоху в истории русской философии.

        И если все это – реакционерство и охранительство, то приходится признать, что на стороне тогдашней реакции была эстетика, особенно если сравнить с тем по преимуществу убогим, но идеологически выверенным писанием, что украшало в 1870-е годы страницы «Отечественных записок» и «Дела».

        Историю Каткова обычно рассказывают как историю «ренегатства» – участник кружка Станкевича, приятель Бакунина и Белинского, во много научивший последнего гегелевской эстетике, изменяет прекрасным идеалам молодости, идет на сделку с совестью и становится русским официозом.

        В этом рассказе, при всей его гладкости, сплошные неувязки. Во-первых, путь, который прошел Катков, оказывается не исключительным – схожую духовную эволюцию проделали Боткин, Тургенев, Буслаев. Впрочем, это само по себе не аргумент, ведь приговор тому же Боткину столь красноречиво вынес сам Герцен в «Былом и думах», представив его как воплощение нравственного крушения.

        Гораздо более показательно и характерно второе – Катков потому и становится столь влиятелен и заметен, что его «официоз» возникает во многом вопреки власти.

        Примечательно, кстати, что «Голос», известная либеральная газета 60-х – 70-х годов, как раз возникает именно как официоз – на финансировании валуевского Министерства внутренних дел, тогда как в 1866 году от закрытия «Московские ведомости» Каткова в конфликте с Валуевым спасет исключительно чудо – каракозовский выстрел, который перетасует все карты и сделает Каткова героем момента – ситуация, на которую он никак не мог рассчитывать, ведь покажется, что оправдалось все то, о чем он говорил в своей борьбе с нигилизмом.

        Нам думается, что едва ли не в любой большой истории есть доля везения – в случае Каткова она, по крайней мере, несомненна.

        Вошедший в историю русской мысли в первую очередь именно как редактор «Московских ведомостей», он получает их в аренду с 1 января 1863 года – а уже 13 января того же года начинается Польское восстание, на которое ни власть, ни общество первоначально не знают, как реагировать. И именно Польское восстание делает Каткова великим журналистом – единственным громким и определенным голосом в ситуации мычания.

        На протяжении полугода он публикует почти каждый день передовицы, где поднимает русское общественное мнение на борьбу за национальное дело. Его голос оказывается бесконечно ценен для власти – в возможности опереться перед лицом европейского давления на него как на выражение общественных убеждений.

        Вместо конфликта правительства с польскими мятежниками случилось противостояние русского и польского обществ:

        Катков на долгие годы стал для многих русских людей тем, кто нашел критические слова, выражающие их чувства и стремления – и осмелился громко их произнести.

        Катков начинал как западник, продолжил как либерал и англоман (защищая идеи широкого местного самоуправления, поссорившись с будущей иконой русского либерализма Борисом Чичериным, отстаивавшим принципы административной централизации), националист – человек, реабилитировавший в русском политическом языке само понятие «нации» – и закончил как охранитель и консерватор.

        Если эволюцию его воззрений от либерализма к консерватизму отрицать невозможно – равно как все более скептическое отношение к идее представительства – то противопоставлять западничество национализму никак не выйдет.

        Он был русским националистом именно потому, что был последовательным западником – его национализм эволюционировал от либерального к консервативному в пределах весьма логичной шкалы предпочтений, неизменно оставаясь вопросом об образовании политического сообщества, построенного по модерной модели культурного единства – быть может, излишне прямолинейно ориентированного на французскую модель.

        Он был последовательным сторонником еврейского равноправия – именно потому, что был русским националистом, потому что быть русским для него не имело никакого отношения ни к крови, ни к вероисповеданию – русские в его логике могли быть «иудейского закона», «католического» или «православного», а вот распространения православия путем размножения литератур на местных языках и создания таковых для народов, их доселе не имевших, он отнюдь не одобрял, равно как чужды ему принципиально были славянофильские заходы нести свет православия куда ни попадя.

        Он был прекрасно образован – и, кстати, стал журналистом в силу несчастной судьбы отечественного философского образования. На протяжении многих лет готовившийся к занятию кафедры философии, обучавшийся в Германии и написавший одну из первых профессиональных работ на русском языке по истории философии – он год спустя после начала преподавания в Московском университете лишился работы в силу ликвидации самого предмета своих занятий – исключенного из перечня преподаваемых дисциплин в силу подозрения со стороны министерства, что философия воспитывает неблагонадежных.

        Катков не имел ни имений, ни богатых родственников – ему надо было выживать. По счастью, нашлись друзья и приятели – и лишенный возможности преподавать, он был определен на должность редактора университетской газеты – «Московских ведомостей», которые за несколько лет ему удалось поднять настолько, что ее стали читать добровольно.

        Он нашел себя в журналистике и в начале царствования Александра II, в оттепель, задумал к газете присоединить толстый журнал. Власть нашла сии планы избыточными – и, даровав право издавать «Русский Вестник», лишила его редакторства в газете – аренду на которую он получил семь лет спустя, как уже говорилось – накануне своего очередного счастливого случая.

        Он начинал свою журнальную карьеру как последовательный либерал – если угодно, его карьера была путем разочарований в русском либерализме и все более крепнущего убеждения, что единственная реальная сила в России – это власть, а то лучшее, что может сделать добродетельный гражданин, – это наставлять власть на путь истинный, по мере сил апеллируя к обществу – но понимая, что подлинная реальность – это реальность государства. И что ни власти, ни обществу доверять нельзя – доверять можно только собственному пониманию общего блага и надеяться на то, что это понимание с тобой смогут разделить другие.

        С самой молодости и до конца жизни он оставался убежден, что Россия – не исключение из правил и никак не история про «особый путь», не про духовность, общину или какие-то другие славянофильские или народнические мечты.

        Он был западником не в том смысле, что соотносил себя с Западом посреди азиатской страны, а что полагал и себя, и страну частью Европы, он был русским европейцем – и в его случае обе части этого определения равноправны.

        (в соавторстве с Андрей Тесля)


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Мы не хотим, чтобы нам хамили за наши деньги

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Если сейчас чувашский губер слетит со своего места – это будет первый случай, когда гражданское, в полном смысле этого слова, общество сказало: «хватит». Подробности...

        На самом деле Чехов ненавидел интеллигенцию

        Владимир Можегов, публицист
        Русская литература в своем нравственном горении, быть может, единственная христианская литература нового времени, кончается с Чеховым и декадентами, как интеллигенция кончается с Лениным. Подробности...
        Обсуждение: 14 комментариев

        Это не либерализм, а просто какая-то социопатия

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        Ну да, гадость какая-то, неприятно, но мы же должны быть за свободу, разве не так? Нет, конечно, не так. Здесь речь не о свободе. А о разрушении тех основ человеческого общежития, которые только и делают свободу возможной. Подробности...
        Обсуждение: 33 комментария

        О чем забыли сказать на форуме Холокоста в Польше

        Эдуард Долинский, Директор Украинского еврейского комитета
        Были подготовлены идеологическая и практическая база, а также сотни и тысячи членов вспомогательных групп ОУН, которые, войдя вместе с немцами на Украину, приняли активное участие в погромах и массовых убийствах евреев. Подробности...

        Нас судят те, кто был вместе с Гитлером

        Вячеслав Никонов, депутат Госдумы РФ, исполнительный директор Фонда «Русский мир»
        Весь Европейский союз – это в прошлом гитлеровская коалиция или те, кто склонился перед ней. Там не было ни одной страны, противостоявшей Гитлеру. Вот кто нас сейчас судит. Подробности...
        Обсуждение: 111 комментариев

        Зеленский врет не только нагло, но и подло

        Владислав Шурыгин, военный эксперт
        Освенцим освободила Советская армия. А национальная «украинская» армия, та самая, за которую теперь так топит Зеленский, в это время уже пряталась по лесам или отступала с гитлеровцами на запад, неся на петлицах эсэсовские знаки и знаки охраны лагерей смерти. Подробности...
        Обсуждение: 38 комментариев

        Русофобы снова интригуют против Москвы в ПАСЕ

        Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
        Очередной скандал в ПАСЕ вновь возобновил в России дискуссию о том, нужно ли вообще было договариваться с европейцами. В ПАСЕ снова пытаются ограничить права российских делегатов. И реагировать Москве на эти инициативы нужно жестко – но с умом. Подробности...
        Обсуждение: 51 комментарий

        Правды о коронавирусе мы не знаем

        Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
        Ситуация очень плохая, даже если апокалиптические прогнозы не сбудутся, вирус не перешагнет через Амур у нас и не окажется масштабно в Европе и США. Помимо всего прочего, эпидемия нанесет значительный ущерб мировой экономике. Наиболее пострадавшими, как всегда в таких случаях, окажутся страны – поставщики сырья. Подробности...
        Обсуждение: 12 комментариев

        Мировая «пятерка» может собраться в Москве

        Станислав Ткаченко, профессор СПбГУ, эксперт клуба «Валдай»
        Когда в трех главных ядерных державах планеты внутриполитические процессы начинают доминировать над вопросами внешней политики, открываются возможности для самых разных инициатив, включая проект создания пятисторонней (США, Китай, Россия, Великобритания, Франция) системы контроля ядерного оружия. Подробности...

        Нормальный Киев существует параллельно с ненормальным

        Глеб Простаков, журналист
        За идиотизмом политиков мы забываем, что значительная часть украинцев абсолютно вменяемы, трезвы в суждениях и в целом мало отличаются от людей из ДНР, ЛНР, Крыма, да и самой России. Подробности...
        Обсуждение: 79 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............