Взгляд
14 ноября, среда  |  Последнее обновление — 17:25  |  vz.ru
Разделы

Кого и как выбирали в Донецкой народной республике

Андрей Бабицкий, журналист
Наказать участвовавших в выборах в ДНР обещал Петр Порошенко, распространялась информация, что тех, кто опустит бюллетени в урну, не только лишат всех социальных выплат, но и будут арестовывать при пересечении границы. А в том, что списки избирателей окажутся на Украине, мало кто сомневается. Подробности...

Горбачёву место в пасти Люцифера, а Ленин всех перехитрил

Дометий Завольский, историк-архивист
Реальному Ленину, угасавшему в начале 20-х, нечем было себя утешать. Все, к чему прикоснулся он, будучи на вершине власти, превращалось в прах. «Зато страна устояла!» – повторяют его оправдатели. Подробности...
Обсуждение: 26 комментариев

От очарования широких масс к их же проклятиям

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Дорого продав победу московской публике, партийное руководство КПРФ неизбежно потеряет интерес к далекой проблемной Хакасии. Более того, будет стараться максимально дистанцироваться от нее и ее губернатора Коновалова. Подробности...

    В Калифорнии произошел самый разрушительный за историю штата пожар

    Самый разрушительный за всю историю штата Калифорния лесной пожар охватил почти 45 тыс. га. Пламя уничтожило несколько тысяч строений, эвакуированы более 300 тыс. человек, в округе Лос-Анджелес – 170 тысяч. Погибли более трех десятков человек, о судьбе 228 ничего не известно
    Подробности...

    В России отмечается День народного единства

    В воскресенье в России отмечается День народного единства. По традиции Владимир Путин в сопровождении религиозных лидеров возложил цветы к памятнику Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Красной площади в Москве
    Подробности...

    Умер Николай Караченцов

    Народный артист России Николай Караченцов умер в одной из московских клиник за день до своего 74-летия. Караченцов снялся более чем в ста фильмах, на его счету около 20 постановок в «Ленкоме». В 2005 году он попал в ДТП, в 2017-м у него диагностировали рак легких. Скончался актер из-за отказа почек
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Путин и Абэ решили активизировать диалог по мирному договору на основе декларации 1956 года

        Главная тема


        Что не так со здоровьем пилотов гражданской авиации

        «ждать еще долго»


        Выяснилось, как быстро можно изготовить замену утопленному доку ПД-50

        глава роснефти


        Сечин объяснил падение цен на нефть

        раскол православия


        В РПЦ прокомментировали тайную встречу Порошенко с иерархами УПЦ МП

        Видео

        воинственность на словах


        В Москве оценили заявления из Киева про блицкриг до Красной площади

        здоровое питание


        Зачем России нужен налог на колу

        шпионский скандал


        Австрия раскусила британскую игру против России

        зима пришла


        На Украине начинается коммунальная катастрофа

        армия и вооружения


        Почему российские ВВС проигрывают американским

        «Пьяный сверхчеловек»


        Андрей Бабицкий: Триумфального возвращения общественного судии не произошло

        «Православный троцкизм»


        Елена Чудинова: Еще лет десять жизни – и нормальных людей не останется вовсе

        «юбилей ВЛКСМ»


        Егор Холмогоров: Женщины превратились в сексуальных рабынь для комсомольских отрядов

        на ваш взгляд


        Должны ли российские тюрьмы стать более комфортными для заключенных?


        Владас Повилайтис

        Взбесившаяся печка Ивана-дурака давила все подряд

        Владас Повилайтис
        доктор философских наук, БФУ имени И. Канта
        7 ноября 2018, 12:01

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        XX век, к сожалению, оказался русским веком.
        Мечты имеют опасное свойство – сбываться.
        Так получилось и на этот раз.

        Весь XIX век и начало XX века русские мыслители, да и не только они, то ожидали, то взывали, то упрекали Россию в отсутствии «нового слова». Дети, вроде Мережковского, проповедовали Третий Завет, долженствовавший состояться в России – Розанов уповал на Египет на Волге. Чаадаев саркастически вопрошал, какое именно новое слово сказала Россия – чтобы доказать свое мировое значение за пределами чисто физического факта.

        Увы, в октябре 1917 года по старому стилю России удалось удовлетворить запрос Чаадаева – она сказала свое новое слово, ранее не звучавшее в мировой истории.

        Славянофилы уповали на общину, Достоевский веровал в народ – оказалось, что искомое содержится в слабости: как учил Ленин, в том, что Россия – это слабейшее звено в цепи мирового империализма.

        Отметим, что это еще и очень русская история – про «самого слабого», юродивого, не годного ни на что – про Ивана-дурака, в котором Синявский видел архетип русской культуры.

        Фото: киностудия «Ленфильм»

        В революции 1917 года Россия, как отмечает Алексей Миллер, вышла из числа великих держав – и обрекла себя ценой сверхусилия на статус сверхдержавы – который, как мы знаем по итогам века, оказался ей не по силам.

        Впрочем, для этого вывода подводить итоги столетия ни к чему. Русский крестьянин конца 1920-х – начала 1930-х мог бы сказать то же самое, только сильно короче и эмоциональнее. Впрочем, многие из них вскоре вообще ничего не могли сказать, передав эстафету тем, кто выжил, первому поколению горожан новой, индустриальной эпохи.

        Другим народам советской империи тоже есть что сказать по этому поводу – но русским от этого не легче.

        То, что взбесившаяся печка Ивана-дурака давила все подряд, ничуть не облегчило судьбу самого Ивана.

        Советский Союз на протяжении десятилетий был глобальным «Другим» – благой вестью о возможности альтернативы. Другого действия, другой реальности – по отношению к окружающему.

        В этом смысле конец Советского Союза – едва ли не главная и не понятно чем исправляемая/замещаемая травма современного мира.

        Мир потерял альтернативу – возможность иного. Не в качестве утопии – а как пример ее, пусть и кургузой, реализации.

        Утверждение того, что жизнь может пойти совершенно иначе. Что порядок вещей не неизменен – а пластичен.

        Если угодно – это история про человеческую свободу, про то, что мы сами можем выбирать свою судьбу. И символом этого был Ленин. Он был воплощением гуманизма – не в банальной истории про все хорошее и против всего плохого, не про мораль имени королевы Виктории – а про свободу исторического выбора, про самоопределение в большом времени.

        Ему отдавали должное самые разные умы – от Альтюссера до Киссиндежра. Его толковали на разные лады – но в любом случае он оставался возмутителем спокойствия, тем, кто учил, что реальность пластична – и, более того, при всем порядке структур, не выходящих на улицы – это история в конце концов про людей, их создающих – а люди выходят на улицу и способны противостоять казакам и жандармам, а казаки тоже оказываются людьми – и переходят на их сторону, обнаруживая собственную человечность, вопреки папахе и нагайке.

        Советский Союз стал великим символом другой реальности – и историей о вхождении в большой мир. Истории, привлекательной для всех, кто оказался пасынками истории – от Турции Ататюрка до Индии Ганди и Неру.

        Жванецкий шутил на исходе 1980-х, что Союз – это пример для всего мира. Чтобы мир смотрел – и учился, как не надо делать.

        Увы, эта шутка осуществилась. И судьба самого Союза – тому первейшее подтверждение. Впрочем, с миром все гораздо сложнее, чем в остроумном умозаключении.

        В этом плане наша история «внутри» сильно отличается от истории вне. Впрочем, это обычная история – прекрасная история борьбы Индии за независимость не столь прекрасна в устах вовлеченных наблюдателей, как для внешних повествователей, всегда имеющих готовый нарратив для посторонних, в поучение и пример.

        Для нас история 1917 года – это история про переломанный хребет.

        Про то, что ценой сверхусилия страна оказалась способной справиться с катастрофой – которая была сотворена победителями в схватке за власть. И вместе с тем – в которой не осталось места для «нормальной жизни». При всей условности последнего определения – это про то единственное определение, которое имеет значение для обывателя вроде нас.

        Сказать откровенно – нас самих мало интересуют слова для мировой истории, все равно, в смысле Чаадаева, Соловьева или Бердяева – будет ли это про свершение глобальных смыслов или про свободу абстрактного человека. Вообще абстрактный человек – это та история, которая, сдается нам, не имеет отношения ни к какому конкретному человеку.

        Если кого и интересовал этот последний – то Василия Розанова, видевшего в Революции надежду на новое начало, на апокалипсис как новую жизнь, но вряд ли был человек более далекий, чем он, от смысла свершавшегося в 1917–1918 гг.

        Ему посчастливилось умереть накануне нового мира – чтобы не увидеть, как умерло все, ему дорогое и близкое – ему, вся жизнь которого была про утверждение жизни – начиная с самого прямого и буквального действия.

        И, напротив, ближайшему из его друзей, собеседнику интимнейшему, священнику Павлу Флоренскому новая власть пришлась не столь далека, вплоть до легенд о ближайшем общении с Троцким. Отец Павел был про что угодно, но в любом изводе – про большие смыслы, про рассмотрение в том числе и своего личного, интимнейшего – с космической точки зрения.

        Вся советская власть была, в сущности, об этом.

        Русская интеллигенция на протяжении столетия искала большого смысла – когда этот смысл пришел, то от кролика не осталось ничего, кроме хорошо переваренных косточек.

        Русская революция стала исполнением мечты русского образованного общества – мы сотворили невозможное, небывалое, невиданное. Ставшее примером и мечтой для остального мира. Увы, ценой самих себя – собственной истории, собственного – пусть мещанского, но какое другое существует счастье.

        Это история про сбычу мечт – про «остановись, мгновенье», в которое черт и забирает душу своего подопечного.

        Мы, впрочем, остались живы и за пределами мечты – в чем можно, если угодно, видеть второе чудо. С поломанным хребтом, с трудом связывающие слова – но все-таки живые. А это ли не чудо?

        Мы сказали свое слово миру. Но, Господи, как хотелось бы промолчать...

        (в соавторстве с Андреем Теслей)


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Кого и как выбирали в Донецкой народной республике

        Андрей Бабицкий, журналист
        Наказать участвовавших в выборах в ДНР обещал Петр Порошенко, распространялась информация, что тех, кто опустит бюллетени в урну, не только лишат всех социальных выплат, но и будут арестовывать при пересечении границы. А в том, что списки избирателей окажутся на Украине, мало кто сомневается. Подробности...

        Горбачёву место в пасти Люцифера, а Ленин всех перехитрил

        Дометий Завольский, историк-архивист
        Реальному Ленину, угасавшему в начале 20-х, нечем было себя утешать. Все, к чему прикоснулся он, будучи на вершине власти, превращалось в прах. «Зато страна устояла!» – повторяют его оправдатели. Подробности...
        Обсуждение: 26 комментариев

        От очарования широких масс к их же проклятиям

        Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
        Дорого продав победу московской публике, партийное руководство КПРФ неизбежно потеряет интерес к далекой проблемной Хакасии. Более того, будет стараться максимально дистанцироваться от нее и ее губернатора Коновалова. Подробности...

        Как наша демократия перевоспитывает отечественную элиту

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Что, раньше чиновники не «ляпали» нечто такое, что вызывало возмущение людей? Или до этого не было понятно, что некоторые «сидельцы» пользуются особыми преференциями? Конечно, и раньше все это было. Но кардинально изменились две вещи. Подробности...
        Обсуждение: 38 комментариев

        Коррупция и беззаконие, презрение и грубость – больше не норма

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        Сами по себе надменные чиновники и коррумпированные правоохранители были и раньше, но то, что считалось неизбежным, как климат, стало восприниматься как зло преодолимое и потому нетерпимое. Почему так произошло? Подробности...
        Обсуждение: 14 комментариев

        Почему русский либерал стал охранителем

        Владас Повилайтис, доктор философских наук, БФУ имени И. Канта
        Двести лет назад родился первый и едва ли не единственный представитель четвертой власти в России. Прочие стремились к ней – он обладал. Но заплатил он за это большую цену, став синонимом едва ли не всего гнусного и темного в России. Подробности...
        Обсуждение: 8 комментариев

        Борьба с хамством может превратиться в национальную идею

        Антон Крылов, журналист
        Есть известная поговорка: «хороший человек – это не профессия». Похоже, что быть, а как минимум казаться хорошим человеком – это теперь безусловная производственная необходимость для любого сотрудника любой организации, который в минимальной степени коммуницирует с окружающими. Подробности...
        Обсуждение: 9 комментариев

        Чтобы накормить человека животной пищей, надо обрести духовную

        Эдуард Биров, журналист
        Позорную нищету пенсионеров, как и другие социальные проблемы современного мира, голыми деньгами и увеличением бюджетных выплат не исправишь. Перед нами одно из проявлений чего-то гораздо более важного. Подробности...
        Обсуждение: 35 комментариев

        Четыре варианта, как Россия может освежить свой чемпионский титул по космосу

        Олег Макаренко, бизнесмен, блогер, журналист
        Первый групповой полёт, первая женщина-космонавт, первый выход в открытый космос… Американцы наступали нам на пятки, но никак не успевали нагнать. Сейчас гонка начинается практически с чистого листа. Подробности...
        Обсуждение: 21 комментарий

        Олимпийское терпение Трампа закончилось

        Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
        Кто-то позлорадствует: за прошедшие три года «идеальная» демократия и «совершенная» юридическая система стали орудиями грязной политической борьбы, словно в банановой республике. Но это не значит, что суды США были фикцией. Подробности...
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............