Взгляд
14 ноября, среда  |  Последнее обновление — 17:22  |  vz.ru
Разделы

Кого и как выбирали в Донецкой народной республике

Андрей Бабицкий, журналист
Наказать участвовавших в выборах в ДНР обещал Петр Порошенко, распространялась информация, что тех, кто опустит бюллетени в урну, не только лишат всех социальных выплат, но и будут арестовывать при пересечении границы. А в том, что списки избирателей окажутся на Украине, мало кто сомневается. Подробности...

Горбачёву место в пасти Люцифера, а Ленин всех перехитрил

Дометий Завольский, историк-архивист
Реальному Ленину, угасавшему в начале 20-х, нечем было себя утешать. Все, к чему прикоснулся он, будучи на вершине власти, превращалось в прах. «Зато страна устояла!» – повторяют его оправдатели. Подробности...
Обсуждение: 26 комментариев

От очарования широких масс к их же проклятиям

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Дорого продав победу московской публике, партийное руководство КПРФ неизбежно потеряет интерес к далекой проблемной Хакасии. Более того, будет стараться максимально дистанцироваться от нее и ее губернатора Коновалова. Подробности...

    В Калифорнии произошел самый разрушительный за историю штата пожар

    Самый разрушительный за всю историю штата Калифорния лесной пожар охватил почти 45 тыс. га. Пламя уничтожило несколько тысяч строений, эвакуированы более 300 тыс. человек, в округе Лос-Анджелес – 170 тысяч. Погибли более трех десятков человек, о судьбе 228 ничего не известно
    Подробности...

    В России отмечается День народного единства

    В воскресенье в России отмечается День народного единства. По традиции Владимир Путин в сопровождении религиозных лидеров возложил цветы к памятнику Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Красной площади в Москве
    Подробности...

    Умер Николай Караченцов

    Народный артист России Николай Караченцов умер в одной из московских клиник за день до своего 74-летия. Караченцов снялся более чем в ста фильмах, на его счету около 20 постановок в «Ленкоме». В 2005 году он попал в ДТП, в 2017-м у него диагностировали рак легких. Скончался актер из-за отказа почек
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Путин и Абэ решили активизировать диалог по мирному договору на основе декларации 1956 года

        Главная тема


        Что не так со здоровьем пилотов гражданской авиации

        «ждать еще долго»


        Выяснилось, как быстро можно изготовить замену утопленному доку ПД-50

        глава роснефти


        Сечин объяснил падение цен на нефть

        раскол православия


        В РПЦ прокомментировали тайную встречу Порошенко с иерархами УПЦ МП

        Видео

        воинственность на словах


        В Москве оценили заявления из Киева про блицкриг до Красной площади

        здоровое питание


        Зачем России нужен налог на колу

        шпионский скандал


        Австрия раскусила британскую игру против России

        зима пришла


        На Украине начинается коммунальная катастрофа

        армия и вооружения


        Почему российские ВВС проигрывают американским

        «Пьяный сверхчеловек»


        Андрей Бабицкий: Триумфального возвращения общественного судии не произошло

        «Православный троцкизм»


        Елена Чудинова: Еще лет десять жизни – и нормальных людей не останется вовсе

        «юбилей ВЛКСМ»


        Егор Холмогоров: Женщины превратились в сексуальных рабынь для комсомольских отрядов

        на ваш взгляд


        Должны ли российские тюрьмы стать более комфортными для заключенных?


        Владас Повилайтис

        Наша нелюбовь к Тургеневу – симптом для нас

        Владас Повилайтис
        доктор философских наук, БФУ имени И. Канта
        9 ноября 2018, 09:44

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Тургенев, двухсотлетие со дня рождения которого мы отмечаем в эти дни, вне всякого сомнения великий русский писатель. В этом не сомневается никто – в том числе благодаря тому, что статус его многократно утвержден хоть школьной программой, хоть памятниками, расставленными по стране, и улицами, названными в его честь.

        И вместе с тем он странный персонаж в этом перечне.

        Ведь великая русская литература – в конце концов непременно не про литературу. Хотя «поэт в России больше чем поэт», но и писатель – больше чем писатель, он традиционно тяготится своим статусом литератора. Поэту хочется примерить на себя роль пророка, писатель в итоге обращается в учителя жизни.

        В отличие от Толстого или Достоевского, Тургенев именно писатель. И потому он совершенно не русское явление – в том смысле, в котором привыкли понимать русскую культуру со времен разночинцев.

        Добролюбов прямо учил, что основное назначение литературы – социальное. Не суть важно, соглашались ли с ним другие или спорили – все были согласны в одном. В том, что литература – лишь трамплин, нечто, что важно по отношению к другому – и было ли это другое социальным, политическим, религиозным, моральным – спор о деталях.

        Фото: Фотохроники ТАСС

        Литература одинаково понималась всеми спорящими сторонами как средство завладеть умами, инструмент – и, при всем пафосе, отношение к ней было преимущественно инструментальным. Она понималась как орудие установления справедливости, а дальше начинался бесконечный русский спор – как понимать справедливость, в чем правда, брат, и кто тебе товарищ.

        Россия – это про то, что человек – средство. В этом смысле Россия принципиально антикантианская страна. Человек в России средство для собственного спасения – ценой преодоления, отрицания, возвышения.

        Человек здесь звучит гордо, низко, пошло – он только никогда не звучит обыденно.

        Это не про то, что средством становится другой – хотя и это не претит местным традициям. В первую очередь ты сам средство для себя, чтобы стать иным – в итоге, чтобы превзойти человеческое. А чем именно будет это сверхчеловеческое – деревом Толстого или богочеловеком Достоевского – уже детали, основное – в инаковости, становлении иной природы, прорастающей или прорывающейся через тебя посредством тебя.

        Русская литература – про отношения человека с Богом. А Тургенев – про отношения человека с человеком, с природой, со временем, с самим собой.

        У Тургенева человек не требует преодоления. Он не требует оправдания. Не порождает пафоса.

        Пафос Тургенева – в прекрасном переживании, в ушедшем или уходящем мгновении, в красоте чувства – и слабости уходящей натуры. В способности любить и любоваться – в том числе слабым героем, который все делает не так – который сам рушит собственное счастье.

        Впрочем, сама возможность этого счастья – плод, возможно, иллюзии – ведь ему никак не удается состояться – или, как в «Дыме», оно остается уделом последней главы, за рамками слов.

        Наша нелюбовь к Тургеневу – это симптом для нас.

        Великая русская литература требует от нас многого, слишком многого. Она требует самопреодоления. Тургенев не требует ничего подобного – он не исправитель, а наблюдатель. В первую очередь – за самим собой.

        И если иногда он оказывается в роли воспитателя – то на собственном примере. В способности рассказать о том опыте слабости, ранимости, который пережил сам. Это про негероического человека – замечательно, что даже Бакунина он обратил в Рудина, заставив его нелепо умереть, несчастным влюбленным, на никчемной баррикаде.

        Тургенев – это про то, что человек не требует оправдания, а жизнь – не всегда требует подвига. Или, точнее, требует совсем других, более сложных подвигов – смелости по отношению к себе, способности сделать первый шаг, признаться в своих чувствах – хотя бы перед самим собой.

        Это про способность быть сентиментальным и трогательным – и не стыдиться этого, и о способности любоваться нежностью другого – его открытости, столь беззащитной в попытках прикрыться показным отчуждением. Про то, что любовь не требует другого оправдания – кроме полноты чувства, невозможности жить без нее.

        Тургенев, попавший в интеллигентский канон, оказался там во многом по случайности и отчасти по собственной вежливости и стремлению нравиться, по нежеланию огорчать других несогласием.

        Он всегда желал нравиться другим – быть предметом любви, обожания, почитания. Любовь других значила для Тургенева очень много. И ради нее он был готов почти на все – почти на любые интерпретации собственных романов, на официальные речи, на участие во всех правильных мероприятиях – кроме одного: он упорно продолжал писать то, что чувствовал, и так, как понимал эти чувства, отпуская на волю толкования, даваемые иными.

        Идеи для него не значили слишком много – в отличие от разночинцев. Ведь разночинец – это история про двумерность, он весь себя, целиком определяет через положение в мире идей, хотя бы потому, что источником его существования являются продаваемые им тексты, идеи, поставляемые на рынок.

        Но дело даже не в этом – для разночинца именно потому, что он не имеет своего собственного, бесспорного места в мире – его статус всегда под вопросом и, что важнее, всегда под сомнение поставлено основное: вопрос – кто он? И всякое место, которым обладает на данный момент – оно и то, которое требует регулярного доказывания, подтверждения права владеть им. Тургенев – совершенно про другое, писательство для него – важно, но не определяет его целиком.

        Он был собой до него, оставался собой и тогда, замолкал на годы – он был русским помещиком, владельцем Спасского-Лутовиново, добрым барином, завсегдатаем петербургских, московских и парижских гостиных, любимым романистом императора – который в силу привычки к высочайшим докладам велел переписывать его романы для себя писарским почерком, дабы читать в свое удовольствие.

        Толстой и Тургенев – на фоне их дружбы и последующей вражды – замечательно гармоничны в своей непричастности и неприятии русской интеллигенции. Они как мамонты, которые каким-то непонятным образом пережили ледниковый период. Они – большие русские баре, занятые своими делами и использующие для собственной жизни, для поисков способов жить с собой то орудие, которым умели пользоваться лучше всего, – слово.

        Но, в отличие от Толстого, Тургенев не тяготился этим. Для него литература не была чем-то требующим оправдания, а человеческая жизнь не требовала искупления.

        (в соавторстве с Андрей Тесля)


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Кого и как выбирали в Донецкой народной республике

        Андрей Бабицкий, журналист
        Наказать участвовавших в выборах в ДНР обещал Петр Порошенко, распространялась информация, что тех, кто опустит бюллетени в урну, не только лишат всех социальных выплат, но и будут арестовывать при пересечении границы. А в том, что списки избирателей окажутся на Украине, мало кто сомневается. Подробности...

        Горбачёву место в пасти Люцифера, а Ленин всех перехитрил

        Дометий Завольский, историк-архивист
        Реальному Ленину, угасавшему в начале 20-х, нечем было себя утешать. Все, к чему прикоснулся он, будучи на вершине власти, превращалось в прах. «Зато страна устояла!» – повторяют его оправдатели. Подробности...
        Обсуждение: 26 комментариев

        От очарования широких масс к их же проклятиям

        Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
        Дорого продав победу московской публике, партийное руководство КПРФ неизбежно потеряет интерес к далекой проблемной Хакасии. Более того, будет стараться максимально дистанцироваться от нее и ее губернатора Коновалова. Подробности...

        Как наша демократия перевоспитывает отечественную элиту

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Что, раньше чиновники не «ляпали» нечто такое, что вызывало возмущение людей? Или до этого не было понятно, что некоторые «сидельцы» пользуются особыми преференциями? Конечно, и раньше все это было. Но кардинально изменились две вещи. Подробности...
        Обсуждение: 38 комментариев

        Коррупция и беззаконие, презрение и грубость – больше не норма

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        Сами по себе надменные чиновники и коррумпированные правоохранители были и раньше, но то, что считалось неизбежным, как климат, стало восприниматься как зло преодолимое и потому нетерпимое. Почему так произошло? Подробности...
        Обсуждение: 14 комментариев

        Почему русский либерал стал охранителем

        Владас Повилайтис, доктор философских наук, БФУ имени И. Канта
        Двести лет назад родился первый и едва ли не единственный представитель четвертой власти в России. Прочие стремились к ней – он обладал. Но заплатил он за это большую цену, став синонимом едва ли не всего гнусного и темного в России. Подробности...
        Обсуждение: 8 комментариев

        Борьба с хамством может превратиться в национальную идею

        Антон Крылов, журналист
        Есть известная поговорка: «хороший человек – это не профессия». Похоже, что быть, а как минимум казаться хорошим человеком – это теперь безусловная производственная необходимость для любого сотрудника любой организации, который в минимальной степени коммуницирует с окружающими. Подробности...
        Обсуждение: 9 комментариев

        Чтобы накормить человека животной пищей, надо обрести духовную

        Эдуард Биров, журналист
        Позорную нищету пенсионеров, как и другие социальные проблемы современного мира, голыми деньгами и увеличением бюджетных выплат не исправишь. Перед нами одно из проявлений чего-то гораздо более важного. Подробности...
        Обсуждение: 35 комментариев

        Четыре варианта, как Россия может освежить свой чемпионский титул по космосу

        Олег Макаренко, бизнесмен, блогер, журналист
        Первый групповой полёт, первая женщина-космонавт, первый выход в открытый космос… Американцы наступали нам на пятки, но никак не успевали нагнать. Сейчас гонка начинается практически с чистого листа. Подробности...
        Обсуждение: 21 комментарий

        Олимпийское терпение Трампа закончилось

        Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
        Кто-то позлорадствует: за прошедшие три года «идеальная» демократия и «совершенная» юридическая система стали орудиями грязной политической борьбы, словно в банановой республике. Но это не значит, что суды США были фикцией. Подробности...
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............