Взгляд

НОВОСТЬ ЧАСА

Росгвардия уничтожила опорный пункт ВСУ в ЛНР

22 мая, воскресенье  |  Последнее обновление — 11:34  |  vz.ru
Разделы

В информационной войне Россия играет вдолгую

Дмитрий Грунюшкин, писатель
Чтобы удержать симпатии большей части мира, нам нужно просто выиграть сражение за Украину. А тут все решают не пресс-релизы и душещипательные ролики, а «котлы», артиллерийские дуэли, бомбово-штурмовые удары и танковые прорывы. С этим мы справляемся гораздо лучше. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Поколенческой трагедии не случилось, случился тихий фарс

Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
Я эту легкомысленность по поводу жизни в чужой стране замечаю уже давно, задолго до спецоперации – кто-то вдолбил огромной части русской аудитории, что где-то в Европе сплошные сады и земля обетованная. Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

Впервые за 30 лет у русской культуры все самое важное не в прошлом, а впереди

Ольга Андреева, Журналист
Если наша культура хочет вернуть себе саму себя, если она не хочет далее длить этот постмодернистский день сурка, ей придется заново учиться думать, чувствовать, страдать, верить в человека и собственную Родину. Подробности...
Обсуждение: 28 комментариев

    Корабль Starliner компании Boeing стартовал к МКС

    Перспективный космический корабль Starliner компании Boeing в рамках второго тестового полета стартовал к Международной космической станции (МКС) в беспилотном режиме. На первой ступени ракеты-носителя Atlas V использовался российский двигатель РД-180, произведенный НПО «Энергомаш»
    Подробности...

    Боевики «Азова» начали сдаваться в плен

    В ночь на вторник 256 украинских боевиков сдались в плен на мариупольском заводе «Азовсталь». Среди пленных число раненых составляет 51 человек. Большую часть раненых под конвоем отвезли в больницу города Новоазовска. При этом на заводе все еще остается более двух тысяч боевиков
    Подробности...

    «Москвичи» – какими они были и могли быть

    Мэр Москвы Сергей Собянин принял решение перевести московский завод «Рено» на баланс города и возобновить производство автомобилей под брендом «Москвич». Газета ВЗГЛЯД вспомнила, какую продукцию выпускал завод в советские времена, а какие идеи инженеров так и остались в макетах...
    Подробности...


        Россиянам предлагают пересесть на «Москвичи»

        Каким будет новый автомобиль «Москвич»

        Сенсационное заявление сделало правительство Москвы, в руки которого перешел автомобильный завод в Москве от французской Renault. Желание города сохранить рабочие места понятно. Споры вызывало объявление о восстановлении из пепла автомобильного бренда «Москвич». Как это может выглядеть? Подробности...
        Обсуждение: 98 комментариев

        Решается вопрос, кому достанется контроль над «АвтоВАЗом»

        Что китайцы сделают с АвтоВАЗом

        Доля французского Renault в АвтоВАЗе может быть продана, по неофициальной информации, китайскому автопроизводителю. Двадцать лет назад такое даже представить было невозможно. Тогда российские власти дали зеленый свет западным концернам, оставив китайский автопром за бортом российского рынка. Однако теперь ситуация кардинально изменилась. Подробности...
        Обсуждение: 75 комментариев

        Стало известно, какие модели сможет производить АвтоВАЗ без западных комплектующих

        На каких автомобилях будут ездить россияне

        Авторынок России оказался в сложнейшей ситуации – ему грозит падение числа продаж новых машин вдвое. Не смог противостоять политическому давлению даже Renault, который больше других инвестировал в Россию. На потребительском уровне – дефицит, небывалый рост цен и сомнительные сделки. Однако «АвтоВАЗ» готовится скоро выпустить импортозамещенные модели. Что это будут за автомобили? Подробности...
        Обсуждение: 111 комментариев
          Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
          НОВОСТЬ ЧАСА:Росгвардия уничтожила опорный пункт ВСУ в ЛНР

          Главная тема


          Зачем властям нужен сильный рубль

          великие державы


          В Пентагоне заявили о росте вероятности конфликта с Россией

          межконтинентальная ракета


          «Сармату» предсказали 50 лет на боевом дежурстве

          письмо турецкому султану


          Посольство США на Украине пририсовало Байдена на картину Репина «Запорожцы»

          Видео

          новейшее вооружение


          Украина оттачивает военную мощь России

          экономический рывок


          Как Донбасс поможет развитию России

          истребитель четвертого поколения


          Как Су-27 спас российскую авиацию

          Цены на пшеницу


          Кто придумал миф об угрозе глобального голода

          спецоперация на украине


          Как российская артиллерия проламывает украинскую оборону

          конец постмодерна


          Ольга Андреева: Впервые за 30 лет у русской культуры все самое важное не в прошлом, а впереди

          поколенческий разлом


          Игорь Мальцев: Поколенческой трагедии не случилось, случился тихий фарс

          Хвост виляет собакой


          Ирина Алкснис: Украинцев используют как подопытных кроликов

          на ваш взгляд


          Ваше отношение к идее создания всероссийской детской организации?

          Почему генерал Де Голль стал другом России

          Де Голль создал новых французов и новую страну на месте спасенной им старой   22 июня 2020, 09:00
          Фото: PA/Reuters
          Текст: Дмитрий Бавырин

          Версия для печати  •
          В закладки  •
          Постоянная ссылка  •
            •
          Сообщить об ошибке  •

          Ровно 80 лет назад Франция подписала позорную капитуляцию перед нацистской Германией. К счастью для нее, нашелся человек, усилиями которого Париж не превратился в захудалую провинцию. Наследники Шарля де Голля не выучили его уроков, но у России нет претензий к генералу – он был великим человеком, политическим гением и другом нашей страны.

          Франция подписала капитуляцию перед нацистами в том же в Компьенском лесу, более того, в том же самом вагоне, в котором была оформлена капитуляция Германии по итогам Первой мировой войны. Идея ехидного перформанса принадлежала лично Гитлеру, а представлял Третий рейх начальник штаба Верховного командования вермахта Вильгельм Кейтель.

          Пять лет спустя стороны вновь поменялись местами. Увидев французского представителя на церемонии подписания Акта о капитуляции Германии, все тот же Кейтель якобы съязвил: «Как, Франции мы тоже проиграли войну?».

          «Якобы», потому что нацистский фельдмаршал ничего подобного не говорил. Это миф, укоренившийся в российской публицистике и призванный подчеркнуть, что Париж занимает свое место в числе победителей Второй мировой незаслуженно. «Не по погонам».

          Невнятно воевавшая, быстро сдавшаяся, неубедительно партизанящая Франция должна была навсегда покинуть ряды великих держав еще в 1945-м, встав вровень, например, с Чехословакией. Этого не произошло только по одной причине: в наиболее трудный период французской истории судьба послала вотчине императора Бонапарта гений генерала Де Голля. Нет, не военный гений – военный гений Франции тогда бы уже не помог, но гений политический.

          В начале великой войны он был всего-навсего полковником. К 1940 году получил должность замминистра и чин бригадного генерала, но даже это не было должным образом оформлено. А когда в июне того же года Де Голль срочно вылетел из Бордо в Лондон, протестуя таким образом против начала мирных переговоров с Гитлером, он был в сущности никем – и прекрасно это осознавал.

          Малоизвестный человек без особых связей. Военный из сдавшейся врагу страны. Мятежник, пошедший против правительства. Конечно, он был еще и тем, кто, по меткому выражению Черчилля, «вывез на самолете честь Франции», но это меткое выражение – всего лишь льстивая фраза без реального политического наполнения. Генералу (а с бюрократической точки зрения, повторимся, все еще полковнику) сочувствовали, похлопывали его по плечу, хвалили за принципиальность, предлагали верить в лучшее, но думали про себя: «была у тебя Родина, да и сплыла».

          Идею Де Голля выступить по радио с призывом к французам не подчиняться немецкой подстилке Петену, не складывать оружие и не считать себя проигравшими, одобрили и Черчилль, и Сталин. Но все это имело сугубо символическое значение. Никто не собирался на полном серьезе считать этого незнакомого, ершистого, отнюдь не высокопоставленного человека голосом «всех свободных французов» и даже прислушиваться к его мнению. Никто не считал, что у французов к 1940 году в принципе остался голос. На практике это выглядело примерно так:

          Ай, генерал, не до вас, право. Идите лучше выступите по радио. Говорят, у вас неплохо получается.

          Но Франции повезло – Де Голлю не нужны были подачки. Ему не нужен был выписанный чужими правительствами статус, оформленный лично на него только по той причине, что он француз, который в черный для Парижа час вылетел в Лондон. Ему нужна была его Родина – Франция, свободная и великая. Эти слова не случайно шли в его речах тандемом на протяжении всей карьеры политика, а как военный он справедливо считал, что и то и другое достигается только в бою, не в кабинетах.

          Генерал рванул в колонии, пытаясь убедить администрацию на местах не подчиняться коллаборационистскому режиму Виши и воевать с Германией и ее союзниками по месту дислокации – в Африке, на Ближнем Востоке, в Индокитае. И он преуспел, после чего его движение «Свободная Франция» было переименовано в «Сражающуюся...», а само понятие «француз» изменилось навсегда.

          Значительная часть первых героев «Сражающейся Франции» – не белые, не христиане, не европейцы.

          То, что французом по национальности в Пятой республике считается любой гражданин страны, то, что национализм в этой стране собран вокруг французского языка, а этническое деление не фигурирует в государственных документах, растет из тех самых первых побед Де Голля (но из Великой французской революции тоже).

          Вскоре активность и политические успехи генерала стали откровенно раздражать Вашингтон. Де Голль вел свою игру и свою войну, тогда как американцы считали, что он всего лишь одна из фигур на доске, которую они вольны передвигать в любую сторону. Лидеру «Сражающейся Франции» попытались найти замену, заручившись поддержкой тех, кто еще недавно присягал коллаборационистам Петена.

          Не срослось. Большинство воюющих французских офицеров к тому моменту уже успели оценить и патриотизм, и безупречную репутацию генерала. А главное, он заручился поддержкой Сталина, предложив ему Францию в качестве противовеса англосаксонскому дуэту из Вашингтона и Лондона и, что еще более важно, непосредственную помощь на фронте. Так началась славная история авиационного полка «Нормандия – Неман».

          Де Голль не любил коммунистов и не мог их любить, поскольку был воспитан в принципиально иных идеалах. Но СССР он считал не «режимом большевиков-безбожников», а новым (далеко не первым и вряд ли последним) изданием «вечной России», к которой, будучи человеком начитанным, относился с большим уважением.

          То, что представитель Парижа присутствовал на подписании Акта о капитуляции с Кейтелем, следствие осознанного союза Де Голля и Сталина против англосаксонского дуумвирата, окончательно оформившегося тогда, когда генерал Паттон изрек знаменитое: «Англия и США рождены, чтобы править миром». 

          Во многом Париж обязан своим освобождением именно Паттону (к слову, его же усилиями американские танки во второй половине 1940-х могли бы поехать в сторону Москвы – русских и коммунистов он в принципе не считал за людей). Но именно в освобожденном Париже англосаксы были вынуждены окончательно попрощаться с идеей об устранении своевольного Де Голля. Решающее слово сказали миллионные толпы французов, встречавшие своего генерала: человека, спасшего их национальную честь; человека, что повел их на сопротивление злу; человека, который за пять лет вырос из неизвестного полковника в общенациональный символ.

          Де Голль остался верен обязательствам, данным Москве. Американцев он видел угрозой, Британию вообще не считал за Европу (а Россию считал; путинское изречение о «Европе от Лиссабона до Владивостока» имеет корни в деголлевской «Европе от Лиссабона до Урала»). Если бы послевоенную Францию возглавил именно он, не быть бы Парижу в НАТО. Но после короткого периода временного правительства, Де Голль ушел в оппозицию, вернувшись во власть только в 1958-м – для учреждения Пятой республики.

          Президентство Де Голля разрешило уничтожавший страну алжирский кризис, заменило умирающую колониальную систему на союз франкофонных держав, поставило республику на рельсы бодрого экономического развития при сохранении политической самостоятельности. Потому что «свободная и великая» – но не одно без другого. Так Де Голль стал не только спасителем отечества, но и отцом его новой, улучшенной версии.

          Наиболее эффектный аккорд в этом смысле – вывод Пятой республики из военной части Североатлантического альянса (при сохранении в политической). Это волевое решение генерала впоследствии свел на нет Николя Саркози, имеющий наглость называть себя «голлистом». 

          Как политик он закончился тогда, когда в Европе победила одна из первых «цветных революций». Но если левацкую молодежь, запалившую баррикады у Сорбонны в 1968-м, называют победителями Де Голля, ей безбожно льстят. Генерала вынудила уйти в отставку революция, но не революционеры. Их баррикады возникли на фоне острых социальных противоречий в стране, однако преодолевать этот кризис французы вновь доверили Де Голлю – парламентские выборы того же 1968 года сторонники генерала выиграли с внушительным отрывом.

          Другое дело, что еще один исторический рывок в будущее 78-летнему ветерану был уже не по силам. Проиграв первый же референдум после выигранных выборов, он предпочел уйти. Через полтора года его преемник возвестит: «Франция осиротела».

          К моменту смерти у генерала было немало критиков и противников. Были и те, кто возмущался объявлению национального траура по случаю его кончины (кстати, это было сделано второй раз в истории; первый такой случай пришелся на разрушительное наводнение 1930 года). Но всего пару лет спустя статус Де Голля как одного из величайших национальных героев и персонифицированного символа Франции стал непоколебим, тогда как фамилии бузотеров из 1968-го помнят только образованцы.

          Он воевал с Германией, когда это считалось бессмысленным. Он спорил с США, когда это казалось самоубийством. Он противостоял глобализму англосаксов, когда это еще не было модным. Он создал новых французов и новую страну на месте спасенной им старой.

          Не его вина, что его наследники умудрились спустить все его наследство.

          Именно поэтому стоит помнить, что приписываемая Кейтелю фраза про Францию всего лишь фейк. А памятник Шарлю де Голлю в полный рост у московской гостиницы «Космос» – это отнюдь не случайность.

          Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД


          Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

          Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

           
           
          © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
          E-mail: information@vz.ru
          В начало страницы  •
          Поставить закладку  •
          На главную страницу  •
          ..............