Взгляд
15 августа, среда  |  Последнее обновление — 00:46  |  vz.ru
Разделы

Объявлена экономическая и геополитическая война

Эдуард Биров, журналист
Объявленный Западом крестовый поход против России в виде экономических санкций – это мотиватор, способный запустить мобилизацию России и принудить элиты к полной национализации под угрозой потери своего статуса. Те же, кто считает это опасным и вредным для личных интересов, пусть отойдут в сторонку. Подробности...
Обсуждение: 12 комментариев

Остается привлечь к делу Алексея Н., Михаила Х. и парочку американских сенаторов

Дмитрий Ольшанский, публицист
Нельзя плевать в лицо какому ни есть плохому, но закону – и одновременно считать, что представители закона проявят доброту и широту. Но, кажется, это никому и не нужно. Нужна борьба. До последней капли чужой крови. Подробности...
Обсуждение: 12 комментариев

Почему в Турции и Венесуэле есть проблемы, а в России нет

Олег Макаренко, бизнесмен, блогер, журналист
Россия на общем фоне выглядит образцом стабильности и здравомыслия. В кои-то веки мы можем почувствовать себя в шкуре швейцарцев: заварить кофе и расслабиться перед телевизором, наблюдая, как остальная планета сходит с ума. Подробности...
Обсуждение: 47 комментариев

    В Италии обрушился автомобильный мост, десятки погибших

    В итальянском городе Генуе рухнул автомобильный мост. По предварительным данным пожарной службы, жертвами обрушения стали десятки человек. Завалы разгребают около 40 спасателей. Из одного автомобиля удалось вытащить двоих пострадавших
    Подробности...

    Штурмовик времен ВОВ достали из озера в Мурманской области

    Уникальный штурмовик Ил-2 времен Великой Отечественной войны, потерпевший крушение в 1943 году, достали со дна озера Кулонга в Мурманской области сотрудники фонда «Крылатая память победы», установившие местоположение самолета по архивным документам
    Подробности...
    Обсуждение: 4 комментария

    Калифорния столкнулась с крупнешим пожаром в своей истории

    На фото, сделанном с борта МКС, видны масштабы пожаров в Калифорнии. Калифорнийская пожарная служба назвала лесные пожары на севере штата крупнейшими в истории. Пламя охватило около 115 000 гектаров и все еще продолжает расти. В борьбе со стихией задействованы тысячи пожарных
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Анонсирована встреча советника Трампа по нацбезопасности с «российским коллегой»

        Главная тема


        Дональд Трамп заслужил орден российско-германской дружбы

        Космическое оружие


        США пожаловались в ООН на российский боевой лазер

        Чрезвычайное проиcшествие


        Российские эксперты назвали наиболее вероятную версию обрушения моста в Генуе

        Разбирая рельсы


        Россия подготовила ответ на случай прекращения Украиной ж/д сообщения

        Особый случай


        Футболистка сборной Англии забила один из самых странных голов в истории

        свобода слова


        Французский телеканал уличили во вранье о Путине

        Криминальный авторитет


        Кандидата в «воры номер один» вышлют из России

        «готова даже бесплатно»


        Вайкуле назвала условие приезда в Крым

        оружие будущего


        В США предсказали установку на «Армату» рельсотрона

        Дело Скрипаля


        Дмитрий Дробницкий: Наружу может выйти очень много грязных секретов вашингтонских бюрократов

        «новое величие»


        Сергей Худиев: Революционные бесы и агенты государства не должны смешиваться до неразличения

        «подленькая суета»


        Игорь Мальцев: Чем более «гуманитарна» риторика у разных активистов, тем страшнее последствия

        на ваш взгляд


        У компаний каких отраслей следует изъять сверхдоходы?

        «Бессмертный полк»: нанайцы против Гитлера

        «Нанайские мальчики» Великой Отечественной, которых поминают теперь в селе, снайперским искусством овладели задолго до войны   9 мая 2018, 18:59
        Фото: Фото автора
        Текст: Юрий Васильев,
        село Найхин – Хабаровск – Москва

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Шествие в селе Найхин Хабаровского края – нечто особое даже по меркам «Бессмертного полка». Большинство тех, кто изображен на портретах, имели полное право вообще не идти на фронт, но не воспользовались им. Спецкор газеты ВЗГЛЯД вместе с жителями Нанайского района вспомнил о молодых добровольцах Великой Отечественной.

        Над улицей Максима Пассара, что в селе Найхин Нанайского района Хабаровского края, плывет то ли самодельная хоругвь, то ли лоскутное одеяло, то ли и вовсе красный парус. Приблизившись, можно разглядеть вышитые по красному имена: «Оненко Пынга», «Бельды Чокчо», «Гейкер С. Г.», «Киле Ава», «Бобылев Ф. Т.», «Пассар Иссара», «Пассар Канчу»... Парус велик, имен десятки.

        – Ребята собрали полотно два года назад, на уроках труда, – говорит Ольга Глушанина, директор средней школы имени Героя Российской Федерации Максима Пассара. – Наши ветераны, вернувшиеся и нет. Это для «Бессмертного полка», специально. Только раз в год.

        Парус проплывает мимо, открывая сотни людей и десятки портретов. «Бессмертный полк» приближается к дому культуры, где село Найхин (945 жителей) празднует День Победы. Почтут всех – и односельчан всех национальностей, и героев-нанайцев. Наряду со всеми – снайпера Максима Пассара, погиб в двадцать лет под Сталинградом, и полкового разведчика Александра Пассара, дожившего до 1988 года. Двух Героев – в том числе по присвоенным званиям.

        * * *

        – Пассары – это воинственный род, – говорит Ирина Пассар, председатель хабаровского отделения Ассоциации коренных малочисленных народов Севера и невестка Героя Советского Союза Александра Пассара. – Много веков назад мужчин из рода Пассар нанимали для охраны Великой Китайской стены.

        Ирина Владимировна вошла в семью Пассаров за два года до смерти Александра Падалиевича – «шестьдесят шесть лет ему было в восемьдесят восьмом, не срок для мужчины совсем. Раны, контузия сильная». В быту, вспоминает Ирина, свекор был весельчаком: «Часто балагурил – юморист по своему характеру. И очень любил играть на гармошке, которую ему подарил Рокоссовский».

        Ирина Пассар, невестка Героя
        Ирина Пассар, невестка Героя

        Что было раньше – звезда Героя или гармошка от будущего маршала Победы – Ирина Пассар не помнит. Знает только, что год был 1944-й, лето, форсировали Днепр. Что в этой истории фигурировала «какая-то очень крупная сволочь с документами», которую полковой разведчик Александр Пассар раздобыл в качестве языка. Что высокопоставленный гитлеровец и его бумаги поспособствовали успеху фронтовой операции. И что язык этот был последним из 26, которых взял лично Пассар – в ту вылазку завершивший счет и по рукопашным: минус сто с лишним фрицев. После чего Александр Падалиевич окончательно перешел, говоря по-штатски, на тренерскую работу: обучил восемь десятков полковых разведчиков, трое из них тоже получили Золотые Звезды.

        – Только там неправильно говорят, что его призвали, – указывает Ирина Владимировна на страницу энциклопедии. – Представителей малочисленных коренных народов Севера призывать не имели права. Даже в войну. Он ушел добровольцем – как мой дед по матери и его братья, род Сайгор. Пятеро ушли, двое погибли... Почти каждый из малых народов – не призывник, а доброволец. Эти мальчики шли на фронт сами».

        * * *

        «Все мужчины – граждане СССР, без различия расы, национальности, вероисповедания, образовательного ценза, социального происхождения и положения, обязаны отбывать военную службу в составе Вооруженных сил СССР». Статья 3 закона «О всеобщей воинской обязанности», 1 сентября 1939 года – словно подгадали к началу Второй мировой.

        На практике, однако, были исключения. Среди них – малые коренные народы Севера и Дальнего Востока. К примеру, нанайцы – которых и в Нанайском районе, и по всему краю и сейчас чуть больше 10 тысяч; а перед войной было, по разным данным, то ли вдвое, то ли втрое меньше.

        Даже в годы войны призыв нанайцев и других «малых» был, по словам хабаровского военного историка Анатолия Мережко, выборочным. То есть единичным. Гораздо больше ясности, согласно выкладкам Анатолия Григорьевича – с добровольцами. Только в июне и июле 1941-го из Нанайского района на фронт ушли 200 нанайцев. При общей численности народа от трех до пяти тысяч человек. Вообще. От старых до малых.

        Трудно сказать, чего здесь было больше – национальной политики или экономического интереса. Бесспорно то, что стране – тем более на войне – нужен был лес; а 90 процентов и нынешней, и предвоенной экономики Нанайского района Хабаровского края – заготовки и обработка. Стране была нужна рыба – а это второй здешний промысел, как раз с центром в селе Найхин: колхоз назывался «Новый путь». Стране, наконец, нужна была валюта – а значит, пушнина для торговли с разнообразными партнерами. Пушнина, которую в Найхине и окрестностях, помимо прочих охотников, добывали Александр Данилович Пассар (не путаем с Александром Падалиевичем) и четыре его сына: Иван, Федор, Павел и самый младший – Максим.

        Николай Пассар, племянник Героя
        Николай Пассар, племянник Героя

        – Все четверо не должны были идти на фронт. Все четверо ушли добровольцами, – говорит Николай Пассар, племянник Максима Пассара. 69-летний Николай – бывший капитан речного флота на Амуре, живет в Хабаровске, но «Бессмертным полком» прошел на родине предков в Найхине: три часа езды от столицы края, включая десятки километров грунтовки. – Отец мой Иван довоевал до Сталинграда. У тракторного завода ему оба глаза выбило, слепым домой вернулся. Дядя Федор погиб в первые месяцы войны. Дядя Павел после битвы за Москву в сорок втором сильно был ранен, тоже калекой приехал. Ну и Максим – самый известный...

        * * * 

        – Дед Александр учил стрельбе и отца, и дядек моих – по ночам, – говорит Николай Пассар. – Почему ночью-то? «Потому что днем и слепой попасть может», так дед говорил. Кому из них исполнится двенадцать – давал ружье, патроны и участок. От той сопки до во-о-он той, к примеру. Поздней осенью отправлял, поздней зимой обратно принимал. На весь сезон. И только попробуй мазать: сразу палкой бил. Патроны дороги, даже если казенные. А уж если свои...

        На осень 1942-го у снайпера Пассара – первое место по Сталинградскому фронту, восьмое по всем фронтам Отечественной. Два ордена Боевого Красного Знамени. Десятки обученных меткой стрельбе однополчан – тот же случай, что и с разведчиком-наставником Александром Пассаром («Не родные, дальние, но фамилия наша, – подчеркивает Николай. – Видимо, хороший следопыт был»).

        Ефрейтор Максим Пассар погиб в январе 1943-го, незадолго до победы под Сталинградом. Итог – 236 врагов и представление на звание Героя Советского Союза посмертно. Представление, не получившее хода: мол, двух орденов и так достаточно. После многих публикаций и ходатайств Золотая Звезда Максиму Пассару была все же присвоена – как Герою уже не Советского Союза, но Российской Федерации. Восемь лет назад.

        – Я ее в музей сдал в Хабаровске, – объясняет Николай. – Он людей от фашистов защищал, пусть люди ее и видят. И вспоминают.

        * * *

        – Труженик тыла, дед мой, – говорит Марина, сжимающая портрет «Оненко Бамба, 1904–1977». – Трудовое Красное Знамя на нем, видите? А вон три дочери его стоят, у магазина – мама и сестры ее...

        – Пассар Гензо Такович, – представляет отца Ульяна Гензовна. – Доброволец, участник парада в сорок первом, потом сразу Москву защищал. Закончил в Германии.

        – Раны, нанесенные Родине, каждый из нас носит глубоко в своем сердце,

        – говорит со сцены Анатолий Бызов, глава села Найхин. 

        Праздничный концерт у дома культуры в Найхине продолжается. Только что старшеклассник Савелий Павлов прочитал «Его зарыли в шар земной...». Скоро выйдет его соученица с песней «Я хочу, чтобы не было войны». «Майский вальс» исполнит Татьяна Бельды. Нет, не прямая родня Кола Бельды, но род тот же; и да, ни Кола, ни любой другой Бельды – не чукчи, при всем уважении, а именно что нанайцы. Очень распространенная фамилия, как и Пассары.

        И сейчас-то уже трудно понять – а позже будет и невозможно – почему сотни нанайцев, эвенков и ульчей, десятки удэгейцев, орочей, негидальцев и многих других «малых коренных» (вплоть до самых малых, где весь народ не более сотни) уходили на Великую Отечественную с Дальнего Востока. Та война до этих мест никоим образом докатиться не могла. Риторика из серии «если дорог тебе твой дом...» тут могла бы сработать разве что при нападении Японии – но и тогда для тех, кто изображен на портретах «Бессмертного полка» в Найхине, логичнее было бы оставаться дома и готовиться к его обороне.

        Броня от фронта – железная, практически у всех. Можно и нужно считать призыв, особенно после 1943 года, когда по нему пошли и «малые». Только надо помнить, что большинство тех, кто мог быть призван, уже ушли на фронт добровольцами. Многие успели вернуться домой – без глаз, как Иван Пассар; израненными, как его брат Павел. Или не вернуться – как Федор и Максим. Или как двое из пятерых Сайгоров. Или как миллионы других, всех национальностей и народностей. 

        Ладно, самое безумное предположение: деньги? Сталинский колхоз – как институт, по сути своей – мягко говоря, не был щедрым работодателем. А денежные переводы и посылки с передовой помогали многим семьям фронтовиков в тылу...

        Но снайпер-ефрейтор в первые два года службы – столько был на фронте и ефрейтор Максим Пассар – получал по 30 рублей довольствия в месяц. Даже на передовой. Все остальное – от собственных подвигов и от командирских щедрот, если таковые были.

        – А у деда моего, – говорит Николай Пассар, – серебряные слитки в сарае лежали как поленница. Не такая большая, как если бы там дрова лежали. Но хороший охотник нигде без копейки не будет, ни при какой власти. А мы, кажется, хорошие... И около рыбы всегда можно жить. И возле леса.

        Меньше всего хотелось бы упираться в ответ «патриотизм». За полной – по обычным меркам – нелогичностью и иррациональностью. Но есть ли другой вариант?

        «Скажи, кукушка, – несется от ДК имени Максима Пассара. – Пропой». День Победы и «Бессмертный полк» в Найхине завершают Цоем. Этой песней заканчивается и недавнее кино про снайпера Людмилу Павличенко – героиню Севастополя. В Найхине фильм любят. И песню понимают правильно: стрелок-«кукушка», работает с деревьев. Максим Пассар и другие нанайские мальчики Великой Отечественной овладели этой наукой задолго до войны.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............