Взгляд
22 ноября, пятница  |  Последнее обновление — 05:56  |  vz.ru
Разделы

От Минздрава не зависит продолжительность жизни

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Жрецы объясняли необходимость существования фараона и его богатства тем, что без его ритуалов Нил не разольется. Многие верили. Каждый раз про это вспоминаю, когда читаю очередную статистику нашего Минздрава. Подробности...
Обсуждение: 27 комментариев

Человечество бьется в экологической истерике

Максим Кронгауз, лингвист, доктор филологических наук
Словом года стало словосочетание (что само по себе неприятно) climate emergency. Русский перевод «чрезвычайная климатическая ситуация» (или «климатическое ЧП») выглядит просто отталкивающе. Подробности...
Обсуждение: 15 комментариев

Европа и Украина разочарованы друг в друге

Глеб Простаков, журналист
21 ноября Украина буднично празднует шестую годовщину Евромайдана. Спустя шесть лет после этого события число граждан, считающих, что страна движется в неправильном направлении, продолжает расти. Подробности...
Обсуждение: 11 комментариев

    В Москве запустили МЦД

    В российской столице запустили первые две ветки центральных диаметров (МЦД) – нового транспортного проекта, который в перспективе соединит десять радиальных направлений московского железнодорожного узла. Диаметры должны существенно облегчить жителям пригородов доступ к центру и другим районам столицы
    Подробности...

    Проект нового плацкартного вагона

    Макет нового плацкартного вагона в натуральную величину показали на ежегодной выставке «Транспорт России», проходящей в московском Гостином дворе. Главная особенность концепта – наличие индивидуального пространства для пассажиров
    Подробности...
    Обсуждение: 6 комментариев

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Зафиксированы обстрелы вблизи участков разведения сил в Донбассе

        Главная тема


        Антироссийская пропаганда сконцентрировалась на унитазах

        «опасный фактор»


        «Победа» обнаружила на взлетных полосах «реальную угрозу безопасности полетов»

        «смотри на него свысока»


        В школах Латвии детям велели читать роман с оскорблением русских

        особый случай


        Генератор паролей Сбербанка посоветовал клиенту «убивать евреев»

        Видео

        ошибки СССР


        Зачем Россия «отдавала последнее» союзным республикам

        «главный противник США»


        Китайцы не случайно нашли у России «слабые места»

        комиссары в погонах


        Победа над коррупцией убила еще одну реформу Сердюкова

        ранок газа


        У Газпрома появился новый конкурент в Европе

        викторина


        Стихи вождя или стихи поэта?

        Русский крест


        Сергей Худиев: Русским не хватает любви к жизни

        Стенограффити


        Николай Гурьянов: Как нам обустроить вандалов

        Уступка Москвы


        Ирина Алкснис: Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

        на ваш взгляд


        Вы знаете слова гимна России наизусть?

        Дело Голунова изменит принципы борьбы с наркотиками

        Иван Голунов в здании суда   10 июня 2019, 23:33
        Фото: Владимир Гердо/ТАСС
        Текст: Петр Акопов

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Арест в Москве журналиста Ивана Голунова стал самой обсуждаемой темой последних дней и примером яркой общественной реакции. Именно поэтому очень важно сделать из этой истории правильные выводы – в том числе касающиеся системы борьбы с наркоторговлей и уголовного законодательства.

        С задержания полицейскими корреспондента либерального издания «Медуза» Ивана Голунова прошло уже четверо суток. За это время высказались все и вся, внимание к происходящему действительно беспрецедентное. Журналиста подозревают в торговле наркотиками в ночных клубах – это тяжелая 4-я часть статьи 228.1.

        Странности в деле начались сразу же после того, как стало известно о его задержании в центре Москвы. Пресс-служба столичного ГУВД опубликовала фотографии, на которых были кадры из какой-то домашней нарколаборатории, тут же опознанные знакомыми журналиста как не имеющие никакого отношения к квартире Голунова. Чуть позже полицейские уточнили, что только одно фото сделано дома у журналиста, а остальные относятся к подмосковной лаборатории, на связь с владельцами которой и проверяется Голунов.

        Принадлежность Голунову найденных у него в сумке и дома тяжелых наркотиков тут же была поставлена его коллегами под сомнение. В итоге градус общественного негодования начал накаляться. За Голунова вступились не только либерально-оппозиционные журналисты, но и множество их коллег из государственных СМИ. Они призвали к объективному рассмотрению дела и ответам на множество уже заданных к тому времени вопросов.

        В итоге к вечеру субботы, у здания суда, на котором решался вопрос о мере пресечения Голунову, собралась толпа, которая скандировала «Свободу Ивану!». Суд пошел на беспрецедентный шаг – едва ли не впервые в российской практике подозреваемый в преступлении по столь тяжелой статье (а она предусматривает наказание от 10 до 20 лет) был отправлен под домашний арест.

        В понедельник в ходе встречи Владимира Путина с уполномоченной по правам человека Татьяной Москальковой среди прочих тем обсуждалась и история Голунова. В интервью «Медузе» омбудсмен рассказала об итогах встречи с президентом и высказала мысль о необходимости реформирования системы борьбы с наркотиками:

        «Нужно очень серьезным образом пересмотреть законодательство и правоприменительную практику — должен быть определенный набор доказательств: если это пакетик — на нем должны быть отпечатки пальцев. Если это весы — на них должны быть четкие доказательства, что этот предмет принадлежит человеку, которого подозревают. Запрос общественности на справедливость по таким делам небезоснователен — раз люди так реагируют».

        Нельзя не отметить, что история с Голуновым тут же начала политизироваться – было бы странно, если бы радикальные противники Кремля не попытались воспользоваться подвернувшимся случаем. «Это провокация против журналиста-расследователя, разоблачающего коррупцию во власти, против оппозиционной прессы, так может быть с каждым, нам всем могут подкинуть наркотики и посадить не за критику власти, а за выдуманную наркоторговлю!». 

        И вот тут нужно разложить все по полочкам. Отделить одно от другого – чтобы понять, о чем говорит нам история Голунова.

        Первое. Сама история с его задержанием и уликами изначально выглядела очень мутно. Даже не потому, что сам Голунов все отрицал, а его друзья и знакомые в один голос говорили, что он не похож ни на наркомана, ни на торговца наркотиками. Главная проблема в том, что после того, как поднялся страшный шум, полиция не выступила с четким заявлением, которое бы сняло все вопросы и убедило общественность.

        Мы знаем, как велико недоверие к делам по наркотическим статьям: рассказы, правдивые и вымышленные о том, как людям подбрасывают наркотики при задержании или обыске, ходят уже не одно десятилетие. Полиция должна была моментально реагировать на массовое возмущение, если у нее есть убедительные доказательства и свидетельства. Судя по тому, что суд оставил Голунова под домашним арестом – они не столь очевидны. Хотя, конечно, суд мог пойти навстречу давлению возмущенной общественности. Но если бы свидетельства были, нет сомнений в том, что следствие нашло бы возможность аккуратно «слить» их в какое-нибудь СМИ.

        Второе. Подозрение о том, что Голунову подкинули наркотики, базируется на уверенности в том, что его могли «заказать» герои его публикаций. Сам журналист уже заявил, что подозревает тех, о ком он рассказал в прошлогодней статье о похоронном бизнесе. Тут все тоже очень мутно.

        Дело не в том, что с момента публикации прошло уже много времени. Непонятно, зачем вообще разбираться с человеком уже после выхода статьи. Предположение о том, что провокацию могли заказать герои будущих публикаций, кажется более правдоподобным, хотя и тут все строится на догадках и фантазиях. То есть, конечно, случаи угроз и расправ с журналистами не единичны, но все же сложно представить себе, чтобы «заказчики», решившие разобраться с Голуновым таким способом, были настолько глупы.

        Не понимать, что арест по наркоторговле (!) журналиста-расследователя (!) из оппозиционно-либерального (!) СМИ вызовет как минимум повышенное внимание, а как максимум грандиозный скандал, могли только абсолютно оторванные от жизни страны люди. Попросить коррумпированных полицейских «закрыть» Голунова за подброшенные наркотики – это страшным образом подставить самих себя. Есть ли такие самоубийцы в рядах бизнесменов или чиновников, мы узнаем довольно скоро.

        Потому что – и это третье – государство более всех заинтересовано в том, чтобы докопаться до истины в деле Голунова. 

        Уже назрел и перезрел вопрос о реформировании системы борьбы с наркоторговлей. Война с ней идет уже почти тридцать лет: с тех пор, как после распада СССР наркотики из узкобогемной, тюремной и региональной специфики стали превращаться в общенациональную проблему. В начале 2000-х для борьбы с ней создавали даже специальную службу – Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков, которая в 2016-м была упразднена. 

        Менялась и уголовная ответственность, то есть формулировки того, какой объем считать наркоторговлей. Если в 90-е годы едва ли не любой объем найденных наркотиков мог быть «для личного пользования», то потом нормы и статьи ужесточили: ввели минимальный объем, после которого начинается уже уголовная ответственность. Мотивы властей были понятны – нужно было бороться с наркоторговлей, как и с наркоманией вообще. Но за прошедшие годы уже можно понять, что получилось, а что нет.

        Количество осужденных по наркостатьям огромно. Только в прошлом году, по данным ФСИН, в тюрьмах и колониях таковых находилось 130 тысяч. И это из общего числа всех «сидящих» в 560 тысяч, то есть практически каждый четвертый. Среди них не только торговцы. Сколько тех, кто является обычным наркоманом, покупавшим свою дозу и попавшим под плановые показатели полицейских? А есть же еще и те, кому наркотики реально подкинули. То есть люди вообще не имеющие никакого отношения ни к наркоторговле, ни даже к наркопотреблению, а просто оказавшиеся кому-то неугодными.

        Необходимо выжигать эту преступную практику как через контроль за работой полицейских, так и через изменения в Уголовном кодексе. Жесточайшая борьба с наркоторговлей не может быть поставлена под сомнение, что не означает, что нам не нужно ужесточать борьбу с нарушениями, злоупотреблениями и преступлениями в рядах самих борцов с наркопреступностью. Ведь получается же одновременно усиливать и расширять фронт борьбы с коррупцией на всех уровнях власти и попутно чистить ряды МВД и ФСБ. Генерал Сугробов, как и полковник Захарченко, занимались борьбой с коррупцией, и Сугробов, например, очень успешно. Но при этом сами оказались замараны и запачканы. И получили большие сроки.

        Если в деле Голунова выяснится, что ему подбросили наркотики, то виновные в этом сотрудники МВД должны быть показательно наказаны и отданы под суд, а сама история стать хорошим поводом для больших изменений в деле борьбы с наркоторговцами.

        Но даже если выяснится, что ничего Голунову не подбрасывали, а все обвинения в его адрес обоснованы и доказаны, вся эта история должна дать старт реформированию системы борьбы с наркоторговлей. Потому что проблема есть, и она была до 6 июня и будет после. 

        При этом смешно говорить о том, что все у нас прогнило, полиция беспредельничает, а власть закрывает на это глаза. А ведь именно эту волну пытаются гнать при помощи дела Голунова все последние дни радикальные «борцы с режимом». Наоборот – ужесточение контроля над полицией, чистка ее кадров, как и общий курс на очищение силовых и правоохранительных структур, являющийся, в свою очередь, частью общей политики по очищению чиновной и управленческой элиты, дает свои плоды.

        Да, медленнее чем хотелось, но ситуация уже не та, что в нулевые годы, не говоря уже о 90-х. Власть заинтересована вернуть доверие людей к полиции, как вернула уважение к армии. Да, это гораздо сложнее сделать, потому что сама полицейская работа куда более токсична и завязана на общее настроение в обществе. 

        Но ни в коем случае нельзя допускать появления у полиции и силовых структур чувства неуверенности в себе. Нам не нужна люстрация полиции. Нам нужно продолжение политики, направленной на повышение уровня доверия к правоохранителям, к созданию в их собственных рядах атмосферы нетерпимости к «оборотням в погонах». Потому что полицейские, подбрасывающие наркотики, такие же враги общественной стабильности, как и те, кто призывает «свергать режим».


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............